Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Все кладбище было против этой поездки"

0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

3 сентября в Беслане прошли основные траурные мероприятия, посвященные годовщине теракта в школе № 1. В кульминационный момент в небо был выпущен 331 - по числу жертв - белый шар. На кладбище открыли памятник погибшим - "Дерево скорби". Ствол его образуют скорбные фигуры матерей, а густая крона состоит из парящих в небе детей с ангельскими крыльями. Оглашение имен жертв на открытии мемориала заняло почти полчаса. Все это время люди стояли не шелохнувшись и не издав ни звука. <BR><BR>Накануне, 2 сентября, четыре представительницы комитета "Матери Беслана" вместе с еще четырьмя пострадавшими, включая нынешнего президента республики Таймураза Мамсурова, прервали траур и вылетели в Москву, чтобы встретиться с президентом России Владимиром Путиным (текст об этом читайте на 3-й стр.). В самом Беслане эту поездку и ее результаты многие восприняли негативно. <BR><BR>- Вместе с несколькими матерями я провела с 1 по 3 сентября на кладбище, рядом с могилами наших детей, - сообщила "Известиям" Залина Музаева, потерявшая год назад в бесланской школе № 1 дочь. - Мы ночевали там, не брали пищи в рот, как и наши дети тогда в спортзале. А когда вернулись домой, узнали, что Путин встречался в те же дни с членами комитета "Матери Беслана" в Кремле и успокоил их. Мол, давайте не будем страсти нагнетать, не только у вас теракты, но и в других странах. У меня грамма уверенности нет, что после этой поездки настоящие виновники гибели наших детей будут все же названы. Вся надежда у нас остается только на себя и собственное расследование. <BR><BR>Само приглашение пострадавших в Москву в дни траура Залина называет "оскорблением пострадавших": <BR><BR>- Президент еще раз унизил нас. Поэтому все кладбище было против этой поездки. Я прямо об этом сказала перед первым сентября в комитете. Но его руководители против народа пошли.<BR><BR>Непростая обстановка после возвращения делегации из Москвы и в самом комитете, сообщил "Известиям" источник в этом руководящем органе общественной организации. Его члены ждут объяснений председателя Сусанны Дудиевой, принявшей, как они считают, волевое решение лететь 2 сентября в Москву вопреки позиции большинства. Сама же Дудиева еще перед отлетом в Москву пояснила "Известиям", что никакого волевого решения не было. <BR><BR>- Да, в комитете были дебаты: ехать - не ехать, - сказала она. - Но большинство решило использовать этот шанс для того, чтобы сказать президенту то, что мы должны ему сказать. <BR><BR>Противники поездки утверждают, что лидеры комитета поддались "опасению не попасть к Путину и не высказаться, и это опасение оказалось для них главным". В результате "сотни пострадавших, которые жаждали напрямую пообщаться с президентом в Беслане и высказать ему свои претензии, теперь лишены этого шанса". <BR><B class=t11>"Мы поверили президенту и будем ждать"</B><BR><BR>Вернувшись домой, "Матери Беслана" дали пресс-конференцию, на которой объяснились в доверии к президенту России. <BR><BR>- Мы сказали, что считаем расследование необъективным, по многим вопросам у нас полное несогласие с прокуратурой, - заявила председатель комитета "Матери Беслана" Сусанна Дудиева. - Президент откровенно сказал, что был дезинформирован. Особенно это касалось числа заложников. Президенту было сказано, что заложников - 350. Он сказал, что будет уточнять вопросы, касающиеся применения огнеметов, гранатометов и танков. Что в ближайшее время он во всем разберется, и мы увидим перемены и результаты. Обещал вместе с генпрокурором рассмотреть возможность объединения уголовных дел по теракту в Беслане. Мы донесли до него, в чем видим вину отдельных руководителей. Он сказал, что запросит информацию, проявит личную заинтересованность. И заверил, что виновные будут наказаны. Мы поверили ему и будем ждать. <BR><BR>В скобках надо заметить, что реакция президента оказалась скорой. 3 сентября на заседании Совета безопасности обсуждались вопросы, поднятые "Матерями Беслана" на встрече в Москве. Президент поручил генпрокурору направить в этот город представителей центрального аппарата Генпрокуратуры. "Им предстоит провести всестороннюю дополнительную проверку всей совокупной информации, имеющейся по этому делу", - отметил глава государства.<BR><BR>- Вы не боитесь раскола в ваших рядах и того, что вы можете исчезнуть как политическая сила? - спросил Сусанну Дудиеву кто-то из журналистов в конце пресс-конференции.<BR><BR>Она ответила: "Нет".<BR><BR>Этот ответ примечателен во многих отношениях. Члены комитета "Матери Беслана" раньше старались избегать говорить о себе как о политической силе. После встречи с президентом они уже перестали "скромничать". <BR><BR><B class=t11>"Мы от отчаяния кричим: "Хотим уехать!"</B><BR><BR>Что касается раскола, то он действительно назревает на почве отношения к обращению с просьбой о <A style="COLOR: blue" href="http://iz.ru/beslan1/article2619772&quot; target="_blank">политическом убежище за границей</A>. Руководство комитета опровергло свою причастность к этому заявлению. Между тем его копия опубликована в интернете с подписями более 80 членов комитета и пострадавших в теракте. Стоит там и подпись Сусанны Дудиевой. <BR><BR>Вот что говорит об этом одна из активисток комитета Эмма Кесаева. <BR><BR>- Именно комитет собирал подписи. Сусанна Дудиева посчитала возможным сказать, что комитет не имеет отношения к этому заявлению. Тем самым она позволила себе обман. Ведь большинство членов комитета, множество пострадавших подписали эту бумагу и хотят уехать жить за границу. Обращение написала сама Сусанна. Видно, мы сильно кого-то задели своим обращением. Может быть, и повлияли как-то на нашего председателя, если она пошла на попятную?<BR><BR>Разборки внутри комитета в некоторой степени затмили траурные мероприятия.<BR><BR>Впрочем, сами жители Беслана о заявлении "Матерей Беслана" знают мало. Когда объяснишь, недоуменно пожимают плечами: "А что, они просто так не могут уехать за границу, оформив паспорт? Деньги у них есть - компенсации получили. Обязательно надо скандалить?"<BR><BR>Впрочем, некоторые из подписантов говорят, что на самом деле они никуда не собираются уезжать.<BR><BR>- Моя подпись тоже стоит под этим заявлением, - призналась "Известиям" член комитета "Матери Беслана" Марина Пак. - Но ни я, ни большинство других пока никуда отсюда не уедем. Здесь могилы наших детей. Как я оставлю своего ребенка! К тому же сама просьба о политическом убежище по строгому счету неуместна. Мы не можем сказать, что нам здесь угрожают, что нас бросают в тюрьмы, еще как-то притесняют. Смысл этой эмоциональной бумаги: жить в стране, где ты не нужен, нет сил. Мы от отчаяния кричим: "Хотим уехать!"<BR><BR><B class=t11>"Убиенные террористами"</B><BR><BR>Третьего сентября на кладбище Беслана открывали скульптурную композицию "Древо скорби". Это трехметровое символическое изображение матерей и их погибших детей. Матери образуют ствол древа, а крону - дети с ангельскими крыльями.<BR><BR>Перед тем как открыть памятник, перечислили имена всех погибших в результате теракта в Беслане, в том числе десяти бойцов "Альфы" и "Вымпела" и двоих работников МЧС. <BR><BR>Голос диктора, усиленный динамиками, почти полчаса гремел в воздухе. Люди, тысячи людей, за все это время не издали ни звука, стояли не шелохнувшись. <BR><BR>Незадолго перед церемонией открытия на кладбище приехали глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров, глава Южной Осетии Эдуард Кокойты и епископ Феофан. Встали рядом, приготовились к протокольной съемке. Но произошло непредвиденное. Католический священник в сутане и с большим крестом поверх нее направился к избранной троице, решив, видимо, присоединиться к ней. Епископ Феофан этого допустить не мог, энергично замахал на него руками. <BR><BR>Дружбы конфессий не получилось.<BR><BR>Так получилось или так устроили, но большинство родственников погибших оказались по одну сторону памятника, а начальники - по другую. <BR><BR>Памятник открыли с небольшой заминкой. Полотно, которым он был накрыт, как ни тянули его вниз, не сползало. Оказалось, что оно зацепилось за руку одного из детей-ангелов. Люди увидели в этом инфернальный смысл.<BR><BR>Во время панихиды после открытия памятника епископ Феофан произнес фразу "убиенные террористами". Это новое слово в лексиконе священнослужителей. Но против террористов никто возражать не стал.<BR><BR>Днем на площади перед школой № 1 прошла церемония поминовения. В 13.05, ровно в то время, когда год назад начался штурм, объявили минуту молчания. Бесланская минута молчания продлилась почти треть часа. Люди, тысячи людей, стояли плечом к плечу в полнейшей тишине, не смея шевельнуться. Затем включили "Аве Марию" и в небо взметнулся 331 белый шар. По числу убитых в теракте. Тихо запричитали женщины - на годовщину в Осетии голосить не принято. Зашмыгали носом мужчины. Подняв головы, все смотрели вслед шарам, по-видимому, символизирующим души убитых детей. <BR><BR>Шары стремительно поднялись, немного покружили над толпой и пошли на восток.<BR><BR>- Вот черт, в Ингушетию полетели, - с беспокойством сказал один из мужиков.<BR><BR>- Правильно полетели, - играя желваками, отозвался другой.<BR><BR><STRONG><EM>Николай Гритчин, Игорь Найденов</EM></STRONG>

Комментарии
Прямой эфир