«Донбасс сплотился как никогда»

Алексей Забродин
Фото: ТАСС/Валентин Спринчак

Украина окончательно потеряла связь с Донбассом и русским миром, а общество после гибели главы ДНР Александра Захарченко сплотилось как никогда. Об этом в интервью «Известиям» заявил председатель Народного совета самопровозглашенной республики, постоянный полномочный представитель ДНР на переговорах трехсторонней контактной группы в Минске Денис Пушилин. Во время беседы донецкий политик высказал мнение о причастности спецслужб Украины к теракту, рассказал о дате следующего заседания контактной группы и целях Киева, а также — о готовности отразить наступление ВСУ и праве донбассцев отомстить за смерть Александра Захарченко.

— После гибели главы ДНР Александра Захарченко многие эксперты и политики заговорили о возможном срыве реализации Минских соглашений. Как в республике воспринимают подобные заявления? Угроза отказа от «Минска-2» действительно существует?

— Произошедшее с нашим лидером Александром Захарченко очень болезненно воспринимается в республике. Для всех нормальных людей в Донбассе это невосполнимая утрата. Трагедия. Нам очень трудно понять, как можно разговаривать с людьми, причастными к преступлениям, которые все эти годы творила и продолжает творить Украина. Сейчас это вылилось в убийство Александра Захарченко в результате террористического акта, подготовленного при участии спецслужб Украины. Данные наших правоохранительных органов, которые появляются в ходе расследования, в этом всё больше убеждают. Тем не менее, несмотря на случившееся, очередное заседание контактной группы в Минске запланировано на среду. Как оно будет проходить? Как мы будем с ними разговаривать? Вопросов сейчас больше, чем ответов...

— То есть фактически до сих пор неясно, состоится ли заседание?

— Заседание будет. Но в какой форме, какие вопросы на нем будут обсуждаться... Есть много нюансов. Заседание уже в среду, но как бы странно это ни прозвучало, сейчас, наверное, рано об этом говорить. Мы только вчера простились с нашим лидером Александром Захарченко...

— Что сейчас происходит в обществе и среди политиков в Донецке? Есть ли угроза разлада или, напротив, чувствуется сплоченность?

— Никакого разлада. Наоборот. В обществе чувствуется огромная сплоченность вокруг этой трагедии. Мы не сомневаемся, что Украина хотела добиться обратного эффекта. Но наши люди стали непредсказуемы для Киева. Украина окончательно потеряла связь с Донбассом, с русским пространством, с русским миром. Она просто не понимает жителей Донбасса. Донбасс сплотился как никогда. И глава республики, даже уходя, даже погибнув, укрепил нашу веру в то, что мы — Донецкая Народная Республика и Луганская Народная Республика — идем по правильному пути. Мы сделали верный выбор.

— Недавно заместитель командующего армией ДНР Эдуард Басурин сказал, что, по данным разведки, 14 сентября Украина может начать масштабное наступление на позиции республики. Готовы ли в Донецке к подобному повороту событий, учитывая всё произошедшее?

— Я не могу ничего исключать. Мы имеем дело с государством, которое с легкостью совершает террористические акты и этим гордится. И даже это пропагандирует. Мы в любом случае готовы ко всем вариантам развития событий. Конечно, нам бы очень не хотелось, чтобы ситуация пошла по самому плохому пути, по которому она, увы, может сейчас пойти. Но Донецкая Народная Республика способна отразить украинское наступление, если это понадобится.

— Когда в пятницу стало известно, что в результате теракта погиб Александр Захарченко, в Донбассе прозвучали заявления о намерениях отомстить за убийство лидера ДНР. Действительно ли Донецк собирается мстить? Или эти слова были отчасти обусловлены эмоциями?

— Совершенно точно, что Донецкая Народная Республика считает себя вправе отомстить за нашего лидера. Но в какой это будет форме, какие это будут способы, наверное, сейчас сказать сложно. Наверное, в этих заявлениях была и доля эмоциональности. Слишком мало времени прошло. И надо дождаться, когда осядет пыль этого теракта... Мы только-только похоронили Александра Захарченко. Должно пройти еще немного времени, когда мы сможем понять, что делать дальше и как действовать после этой трагедии.

— Одно из условий мирного урегулирования конфликта — прямые переговоры между Киевом и республиками Донбасса. Вы по-прежнему готовы к диалогу с Украиной в таком формате, если она предпримет для этого необходимые шаги?

— Очень сложно об этом говорить. Даже я, являясь переговорщиком от ДНР в контактной группе, не могу дать четкий ответ на этот вопрос. У меня не поворачивается язык сейчас что-то сказать о диалоге с ними после того, что сделала Украина. Не говоря уже о наших гражданах, наших людях.