Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Последние несколько дней главной темой международной повестки остается очередное обострение отношений между Азербайджаном и Арменией. И такой эскалации ожидали давно в силу целого ряда факторов.

Во-первых, последние два года процесс урегулирования конфликта находился в состоянии тотальной стагнации без особых перспектив к прогрессу. Во-вторых, за последнее десятилетие наблюдалась милитаризация региона с обеих сторон. В-третьих, геополитическая конъюнктура, складывающаяся в этой части планеты, подразумевала высокую вероятность обострения.

Эти основные факторы, по сути, и предопределили возобновление вооруженной фазы противостояния. Все понимали, что тенденции говорят о неизбежности нового витка напряженности, но на фоне пандемии коронавируса, экономического кризиса, событий в Белоруссии, избирательной кампании в США ситуация вокруг Нагорного Карабаха казалась третьестепенной проблемой.

Не углубляясь в историю конфликта вокруг Нагорного Карабаха, всё равно нельзя не указать его ключевые параметры. Стороны противостояния полагают, что его история насчитывает несколько столетий. Сейчас под термином «конфликт вокруг Нагорного Карабаха» принято подразумевать обострение взаимоотношений между азербайджанцами и армянами, которое началось в конце 80-х годов прошлого века как следствие активизации национальных движений. В начале 1990-х годов за контроль над территорией Нагорного Карабаха происходили масштабные бои. Результатом вооруженного противостояния стало образование непризнанной Нагорно-Карабахской Республики, армянские вооруженные силы заняли часть территорий Азербайджана (районов, не относящихся непосредственно к Карабаху). С 1994 года продолжается процесс урегулирования, однако преимущественно он имеет крайне низкую динамику.

Нынешняя ситуация также в очередной раз продемонстрировала «беззубость» международных институтов, призванных разрежать и предотвращать конфликты. Так, страны-участницы Минской группы ОБСЕ сделали заявления о необходимости мирного урегулирования конфликта и прекращения огня. Но на этом усилия Минской группы, видимо, исчерпались. Напомним, что Минская группа ОБСЕ — это диалоговый формат, призванный искать пути урегулирования нагорнокарабахского конфликта. Россия, Франция и США — сопредседатели, помимо них в состав входят Белоруссия, Германия, Италия, Швеция, Финляндия, Турция, Армения и Азербайджан. Важно отметить, что даже в рамках Минской группы единства не оказалось. Ведь Турция официально солидаризировалась с позицией Азербайджана.

И на общем фоне призывов к немедленному прекращению огня, адресованных армянской и азербайджанской сторонам, позиция Турции выглядит недопустимой. Помимо того что Анкара встала на сторону Баку, ее руководители открыто призывают к военному разрешению проблемы. В этом контексте политика Турции, направленная на достижение статуса регионального лидера, вступает в жесткую конфронтацию с внешней линией РФ.

После обострения в Нагорном Карабахе уже традиционно в России открылась дискуссия о том, какую позицию должна занимать Москва в этом конфликте. По сути можно выделить четыре базовых подхода. Первый: РФ должна отстраниться от проблемы и предоставить сторонам конфликта самим разрешить спор. Второй: Россия должна поддержать Армению. Третий: Москва должна выступить на стороне Баку. Четвертый: РФ следует задействовать весь арсенал публичной и непубличной политики для урегулирования конфликта, именно она должна возглавить процесс миротворчества в районе Нагорного Карабаха.

И сегодня самым проигрышным вариантом для России видится солидаризация с одной из сторон, так как по факту это будет означать, что один из участников этой войны руками Москвы будет добиваться своих целей и задач. Любопытно, что за последние несколько дней многие видные представители российского общества фактически требуют, чтобы РФ официально заняла чью-то позицию. Однако причины такого поведения вполне объяснимы. Речь идет об этнической принадлежности, финансовой ангажированности, идеологических убеждениях или желании хайпануть и привлечь к себе внимание. Но ориентации на национальные интересы России и обеспечение ее национальной безопасности среди этого перечня не наблюдается.

Для Москвы самое важное сейчас — это не допустить крупномасштабного конфликта между Арменией и Азербайджаном, так как это станет очередным очагом стратегической нестабильности на южных границах государства, что при любом варианте негативно будет влиять и на Россию.

И Армения, и Азербайджан для РФ — важные страны, с которыми на протяжении столетий выстраивались добрососедские партнерские отношения. Многие века народы и территории Армении и Азербайджана бесконфликтно жили в одном государстве с русским и другими народами России.

Жизненно важно сейчас возобновить политико-дипломатические переговоры и остановить военную фазу. В этом контексте вполне уместно вернуть в повестку дня тему миротворческой миссии для региона, которая как минимум будет гарантировать безопасность местного населения.

Продолжающийся конфликт в Донбассе, политический кризис в Белоруссии, обострение в Нагорном Карабахе, потенциальные зоны турбулентности в Молдавии и Таджикистане (в этом году там будут проходить выборы руководителей и уже есть все основания говорить о заинтересованности внешних сил дестабилизировать ситуацию в этих государствах). Это не полный перечень угроз и вызовов по периметру российских границ.

И сегодня РФ в очередной раз нужно сосредоточиться, чтобы, усилившись, пройти новую эпоху нестабильности, ориентируясь только на свои национальные интересы и интересы своего народа. Для этого ей в том числе нужна не победа одной из сторон, а прочный мир в Нагорном Карабахе.

Автор — директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир