Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

29 июля 1985 года генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев объявил об одностороннем моратории СССР на проведение ядерных испытаний. Это была не первая попытка подобного рода, и два года спустя, не встретив поддержки со стороны других ядерных держав, Советский Союз возобновил испытания. Но эпоха ядерных взрывов уходила в прошлое. Спустя еще три года Москва окончательно отказалась от испытаний и придерживается этого решения по сей день. За ней последовали Великобритания, США, Франция и Китай. Наконец, в 1996 году был подписан Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), к которому присоединилось подавляющее большинство стран мира.

С тех пор ядерные взрывы проводили только страны, находящиеся вне договора — Индия, Пакистан и КНДР (последний раз в 2017 году), и новых претендентов пока не видно. Тем не менее вопрос ядерных испытаний не исчезает с международной повестки. Сегодня США официально обвиняют Россию и Китай в нарушении моратория. Чтобы понять, в чем здесь угроза, стоит начать с того, зачем вообще страны испытывают ядерное оружие. Для этого есть три основные причины.

Своим первым ядерным испытанием страна демонстрирует, что освоила самый разрушительный тип вооружений и добилась места в неформальном «ядерном клубе». Хотя количество официальных ядерных держав ограничено пятью в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия, неофициальный статус дает государству ряд преимуществ. Даже великие державы дважды подумают, перед тем как напасть на страну, способную нанести ответный атомный удар. Хотя в прошлом ЮАР и Израиль принимали решения скрыть свой ядерный статус и испытаний не проводить (Тель-Авив и Преторию только подозревают в ядерном испытании в Южной Атлантике в 1979 году), последние примеры демонстрируют, что «новички» сами готовы сообщить миру о приобретенном потенциале.

После создания ядерного оружия испытания проводят для улучшения его характеристик и проверки новых образцов. В результате ученые получают большое количество данных, которые учитываются в дальнейших разработках. Одной из причин, по которым США поддерживали Московский договор 1963 года о запрете испытаний в атмосфере, космосе и под водой, было именно желание сдержать ядерную программу СССР, отстававшего от Вашингтона по количеству испытаний. Впрочем, с тех пор все страны «ядерной пятерки» провели сотни взрывов (преимущественно подземных). Это позволило собрать достаточно данных, которые сегодня используются суперкомпьютерами для моделирования необходимых процессов без натурных испытаний.

Наконец, ядерные испытания могут быть использованы, чтобы послать политический сигнал. Военная доктрина уже упоминавшейся ЮАР предусматривала их проведение в угрожаемый период, чтобы заставить противника отступить. Ядерные испытания КНДР часто приходятся на период ухудшения отношений страны с мировым сообществом. Испытание СССР самой мощной атомной Царь-бомбы в 1961 году имело не только техническое, но и серьезное политическое значение. В мае этого года, по информации СМИ, руководство США рассматривало возможность возобновления ядерных испытаний в том числе для того, чтобы оказать давление на Китай, чтобы тот присоединился к переговорам по контролю над ядерными вооружениями.

На пересечении двух последних факторов и лежит суть как американских претензий, так и всего узла противоречий вокруг позиции Вашингтона. США обвиняют Россию в ядерных испытаниях чрезвычайно малой мощности (так называемых гидроядерных), которые крайне сложно отследить и практически невозможно удаленно отличить от детонации обычной взрывчатки. Вашингтон не приводит никаких фактов в подтверждение своих заявлений, а его обвинения становятся все шире. Если в прошлом году подозрения касались только Москвы, в этом к ней добавился Пекин.

Нынешняя администрация США не скрывает своего скептического отношения как к контролю над вооружениями в целом, так и к запрещению ядерных испытаний. ДВЗЯИ Вашингтон так и не ратифицировал (одна из причин, не дающих договору вступить в силу), но подписал, что не позволяет проводить ядерные испытания. Бывший советник президента по национальной безопасности Джон Болтон открыто говорил в своих мемуарах, что отзыв подписи США под договором был среди его целей, но помешали приоритеты — уничтожить ДРСМД было важнее. И хотя Болтон покинул Белый дом, продолжатели его дела там остались. И для достижения своей цели они используют и заявления о необходимости ядерных испытаний для обеспечения безопасности и надежности арсенала, и обвинения в адрес России и Китая, несмотря на слабость этих аргументов. Исчезновение юридических ограничений откроет возможности проводить ядерные испытания сначала в США, а потом и в других странах.

Возобновление ядерных испытаний не стало бы концом света. Подземные комплексы спроектированы так, чтобы не допускать попадания радиоактивных материалов за их пределы. Но, учитывая, что необходимости в этом не видят ни военные, отвечающие за безопасность ядерного оружия, ни инженеры, разрабатывающие новые боезаряды, цена оказалась бы непропорционально высока.

Наиболее заинтересованными в возобновлении испытаний стали бы страны, которые проводили их меньше всего — Индия и Пакистан. Помимо отсутствия полной уверенности в надежности и безопасности их протоколов, это, пожалуй, последняя вещь, которая нужна и так нестабильному региону, где пересекаются интересы Дели, Исламабада и Пекина. Но и великим державам не нужны дополнительные возможности для резких жестов в ядерной сфере. Усилившаяся активность стратегической авиации у границ России и США уже требует максимально четкой и грамотной работы военных и дипломатов двух стран. Необходимость реагировать на «взрывные» новости с Новой Земли и Невадского полигона — это то, без чего мы все могли бы замечательно прожить.

Автор — эксперт клуба «Валдай», консультант ПИР-Центра

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир