Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Коронавирус ускорил многое, но прежде всего — распад привычного мира. Похоже, скоро останется выбор из плохого и очень плохого. Когда, казалось, достигли дна, снизу постучали. И постучало то, о чем вроде бы забыли — идеологическая война.

Лет 40 тому назад думали, что идет борьба между демократией и тоталитаризмом, капитализмом и социализмом. Потом была иллюзия победы демократий во всем мире. Затем показалось, что разного рода авторитаризмы всё же сопротивляются демократии и не сдаются. Теперь, похоже, дело уже не в демократиях как таковых. Идет борьба за права человека. И человек в ней проигрывает.

Передовая новой войны за будущее и ценности, увы, пролегла в США. Именно в них в особенно яркой форме проявилось то, из-за чего бьются люди, — за свободу и право говорить то, что думаешь. В известном смысле именно об этом говорил Дональд Трамп 4 июля, когда утверждал, что его стране предстоит вновь сражаться за свободу, в этот раз с внутренним врагом, с различными коммуно-фашистскими движениями. Трамп выразил надежду, что, как прежде, силы свободы и разума одержат в США верх. Но, увы, исход любой реальной борьбы непредсказуем.

Если очень примитивно, произошло восстание определенной прослойки общества под предводительством части элиты США. Это восстание имеет своей целью, конечно же, захват власти, узурпацию прав на управление капиталами в стране, формирование нового, нелиберального, то есть не свободного, государства, в котором некоторая часть общества сможет присваивать стоимости, созданные другими. В самой примитивной форме это проявилось во время ограбления американских магазинов протестующими по поводу смерти Джорджа Флойда. Но, конечно же, идея простой кражи, которую, кстати, многие в США защищали, — случайный, но при этом показательный эпизод.

Свержение памятников — также лишь приближение к желанной цели: захвату власти. Оно нужно, конечно, же для того, чтобы лишить сравнительно состоятельных и — еще важнее — самостоятельных людей моральной основы, разрушить их идентичность, чувство уверенности в праве распоряжаться своей судьбой. Вы — наследники негодяев, говорят им протестующие, ваше богатство — неправедно. Вам должны наследовать новые люди, с новым самосознанием, и они имеют право на перераспределение капиталов.

Между прочим, в России этот фокус хорошо знаком. Именно так произошла так называемая социалистическая революция в 1917 году. И, кстати, как в тогдашней России, идет деморализация полиции, поскольку, как правило, она выступает как очень важный институт гражданского общества, охраны прав человека, в том числе права на собственность. Дискредитация полиции — также существенный элемент захвата власти и необходимого для этого разрушения силы закона. Речь не идет, естественно, о необходимом гражданском контроле за всеми «силовыми» органами.

Понятно, что сами по себе сравнительно незначительные меньшинства захватить власть не могут. Для этого необходим распад элит и последующий заговор одной части элиты против другой или других.

Исторический опыт демонстрирует, что, как правило, мятежные элиты сами падают жертвами изменения власти. Это, кстати, было неплохо показано Анатолием Гладилиным в «Евангелии от Робеспьера». Те капиталисты, что поддерживали разного рода социалистов в России 100 лет назад, были уничтожены легко и играючи новыми радикальными лидерами. В США происходит в известном смысле то же самое. Разного рода Байдены, Сандерсы и прочие Клинтоны в пылу битвы с ненавидимым ими Трампом готовы бросить в топку политической борьбы благополучие и процветание собственной страны — США. Сочувствующая им интеллигенция подливает масла в огонь, стремясь отчасти из-за интеллектуальной слепоты, отчасти из-за амбиций и желания денег и славы, к переустройству общества. Иного вывода из активности многих СМИ, например CNN или NYT, превратившихся в пропагандистские партийные издания, сделать нельзя. Увы, в случае успеха их ждет жестокое разочарование, а то и гибель, причем прямая. Они могут успешно жить, только если статус-кво всё же сохранится. Но шансов на сохранение статус-кво становится всё меньше.

То, что поддерживает левая, близкая к демократической партии публика, ведет, увы, к тоталитаризму и в общем-то фашизму. Запрет на свободу мысли, на свободу высказываний, на ограничение университетской и вообще научной, интеллектуальной независимости, исходящий от левых в США, очевиден. Еще более очевидно, что в Штатах фактически разжигаются расовые конфликты, причем именно BLM, Antifa и так далее. Разжигание расовой розни, попытка вызвать чувство вины у большинства населения, повторю, с очевидной целью его деморализации, в кратчайшие сроки приведет к невиданной социальной деградации, к распаду общества и к настоящей гражданской войне. В этой войне победа бунтовщиков будет ужасна, как, кстати, была ужасна победа большевиков в России. Но и их поражение, что печально, будет стоить дорогого.

И, кстати, не будет, а уже стоит. Поскольку выясняется, что права человека, его свободу демократия теперь не может гарантировать. Мы уже видели, как формально демократические процедуры привели в середине ХХ века к торжеству фашизма в его самых разных проявлениях в Европе — Германия, Италия, Испания, Португалия, Венгрия и другие страны тому пример. Проблема в том, что демократия мыслима только в условиях сильных гражданских институтов, в обществе, в котором социальные связи сложно переплетены, а люди включены в различные формы взаимодействия. Атомизация общества в сочетании с демократией — прямая дорога к тоталитарности. Толпы одичавших индивидов ищут вождей, врагов и соединенности в сплоченные, агрессивные к внешнему общности.

И поскольку демократия перестает работать, возникает тяжелый выбор, вполне аристотелевский по своему духу, между просвещенной аристократией и тоталитаризмом. Между тиранией меньшинств, стремящихся к порабощению большинства, и иерархическим управлением, основанном на законах. Признать, что при всем фундаментальном равенстве людей вклад каждого из нас в развитие человечества неравен. Просто для ясности, вклад опытного врача-эпидемиолога не равен вкладу специалиста в компьютерных технологиях или вкладу мусорщика. Жить без иерархии и распределения ролей невозможно. Но именно это и подвергается сомнению, что, повторю, не ново.

В общем-то проблема в том, что произошло невероятное событие: в общественную и политическую жизнь оказались втянуты миллиарды людей. В условиях вроде бы информационного изобилия их постигла растерянность, с которой просто так справиться невозможно. С одной стороны, люди оказались свидетелями калейдоскопически разнообразного мира, а с другой — им никак не удается научиться, как в этой пестроте разбираться. И прежде всего потому, что чудовищное множество людей не могут, не умеют и не хотят учиться. Хотя при этом стоит признать, что и учить их особенно не умеют. Да и, судя по событиям в США, не хотят.

И эти миллиарды активных и потерявшихся в информационном торнадо (в США десятки миллионов) стали искать ответы на вопросы, кто они такие, почему одни богаты, успешны и обладают удивительными знаниями, а другие — нет, почему законы таковы и почему история шла одним путем, а не другим. А ответы на это — и есть идеология. Та или иная. И как неоднократно бывает в истории, выбор многих склонился к простейшей идеологии: все богатства современного мира нажиты нечестным путем. Те, кто думают иначе, — идейные враги. И, что поразительно, во многом виноваты евреи. Так во всяком случае говорят некоторые лидеры BLM. Смешно, но антисемитизм остается константой.

И эта идеологическая вражда (сейчас между индивидуальной свободой и коллективной ответственностью) — прямой путь к мировой гражданской войне.

В свое время Альберт Эйнштейн заметил, что после третьей мировой войны драться, если останется кому, будут палками. Полагаю, что результаты первой мировой гражданской будут не лучше.

И, увы, демократическим путем войны останавливать пока не удавалось. Бог ведает, что вышло бы в России, если бы Корнилов не допустил большевистского переворота. Многие думают, что было бы лучше. Но это гадание о прошлом. А вот о будущем надо не гадать, а сделать так, чтобы новая идеологическая распря не привела бы нас к всемирной катастрофе.

Сложные процессы идут везде. Но разрушение США может оказаться ужасающей катастрофой. Финансовая нестабильность, ядерная угроза, терроризм — это только малый список угроз миру, если американцы не совладают с собой.

Автор — председатель совета Фонда развития и поддержки дискуссионного клуба «Валдай», декан факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, член Союза писателей

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир