Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Бенуа де ла данс» отпраздновал юбилей

25-летие международной балетной премии отметили ожившей скульптурой и выступлением живых легенд
0
Фото:ТАСС/Вячеслав Прокофьев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Международная балетная премия «Бенуа де ла данс» (Benois de la danse) в 25-й раз назвала победителей и представила триумфаторов прошлых лет. Два концерта — «Новые лауреаты» и «Звезды «Бенуа де ля данс» подвели итоги четвертьвекового пути, пройденного командой этого популярного приза.

Концерт звезд на исторической сцене Большого театра парадно завершился «Классическим па-де-де» Гзовского в исполнении хозяев площадки Ольги Смирновой и Семена Чудина, а до того представил сочинения грандов мировой хореографии — Ролана Пети, Мориса Бежара, Ханса ван Манена, Начо Дуато, Уэйна МакГрегора, Каролин Карлсон. Еще один полноправный участник этого списка сам появился на сцене. Прославленный швед Матс Эк вместе с не менее знаменитой супругой Аной Лагуной показал «Память» на музыку Ника Рельке, в которой двое уже немолодых людей вспоминают прошедшее, грустят о несвершившемся и надеются на будущее. Уже за одну эту пронзительную композицию «Бенуа де ла данс» можно простить все конъюнктурные и организационные грехи.

К чему этот неюбилейный пассаж? К тому, что театральная общественность оценивает «Бенуа де ла данс» по-разному. Противники проекта утверждают, что звание балетного «Оскара», которым иногда жонглируют, она носит незаслуженно — дескать, отборщиков тут нет, номинантов называют члены жюри, они же определяют победителей. Сторонники указывают на бескорыстный характер начинания — артисты, приезжающие на гала-концерты, выступают бесплатно, весь сбор — немалый, учитывая цены на билеты в Большой театр, — идет в пользу артистов-ветеранов.

Истина, как всегда, посередине. С одной стороны, мероприятие, подводящее итоги прошедшего сезона и отмечающее его лучших представителей, действительно можно назвать корпоративным. Бессменный председатель жюри Юрий Григорович из года в год приглашает в судьи своих коллег — худруков и директоров, а они, в свою очередь, выдвигают номинантов из подведомственных им театров. С другой — у патриарха мирового балета столько разнообразных друзей и почитателей, что диапазон стилей, жанров и исполнителей — а это гарантия зрительского интереса — премии обеспечен. Даже при том, что зрителям не всегда удается посмотреть композиции, за которые участники номинированы: уставом приза предусмотрены замена номера и даже отсутствие лауреата по болезни или занятости.

Что касается юбилейного вручения, то оно продемонстрировало все плюсы и минусы этого незаурядного проекта. Собравшиеся так и не увидели достижения победительницы в номинации «Лучший хореограф» Кристал Пайт, удостоенной награды за постановку балета «Канон сезонов» в Парижской опере. В то же время наличие в программе сочинений ее конкурентов Алексея Ратманского (дуэт из балета «Семь сонат» в исполнении солистов Балета Сан-Франциско Лорен Стронджин и Джозефа Уолша) и Сиди Ларби Шеркауи (дуэт из балета «Дидона и Эней», солисты — Дрю Джакоби и Матт Фоли) заранее гарантировало яркие впечатления. Особенно хороша была не виданная ранее на московской сцене композиция из «Дидоны». Если и весь балет сделан на подобном уровне, то марроканца из Фландрии можно смело зачислять в высшую хореографическую лигу, где давно и заслуженно обретается Ратманский.

Звание лучшего танцовщика по праву разделили Уго Маршан, представляющий «Гранд-опера», и премьер Большого театра Денис Родькин, сорвавший овацию за дуэт из «Дамы с камелиями» (партнерша — Нина Капцова). Лучшей танцовщицей жюри признало этуаль Парижской оперы Людмилу Пальеро, которая в Москву не приехала. Приз с ней разделила малоизвестная балетному миру Мария Риккето (Национальный балет Уругвая), и это явно конъюнктурное решение, призванное поддержать латиноамериканскую труппу.

Публика выдала выступающим свои призы зрительских симпатий, то есть особо бурные аплодисменты. По-настоящему завели зал два номинанта — прыгучий, как мячик, солист Вашингтонского балета Бруклин Мак (па-де-де Дианы и Актеона, партнерша Айрано Кимура) и экспрессивная кореянка Сеюл Ки Пак (дуэт Фригии и Спартака, партнер Дже У Ли).

Муза Джона Крэнко и Джона Ноймайера Марсия Хайде получила приз в самой почетной номинации «За жизнь в искусстве».

— Я верю, лучшее еще впереди, — заявила балерина и продемонстрировала залу приз-статуэтку работы Игоря Устинова.

С этой скульптурой, изображающей танцующую пару, оказалась связана единственная мировая премьера нынешней концертной дилогии. Вечер лауреатов открылся композицией Toi Moi («Ты и я») на музыку Игоря Демуцкого в хореографии Юрия Посохова (исполнители — Виктория Джайани и Джозеф Уолш). Постановщик явно вдохновлялся созданиями Леонида Якобсона и Бориса Эйфмана, оживлявших скульптурные изображения Родена. Правда, его предшественники, дав артистам потанцевать, всё же собирали тела в итоговую позу. Посохов же, совершив экскурс по различным телоположениям, этим финалом пренебрег: возможно, решил, что за 25 лет зрители и так запомнили, как выглядит приз «Бенуа де ла данс».

Прямой эфир