Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня нашему дорогому Батырхану Шукенову исполнилось бы 55 лет. К сожалению, жизнь распорядилась так, что день его рождения навсегда стал для коллектива A’STUDIO днем памяти и воспоминаний. 

Нас с Батыром познакомил мой друг Дюсен Касеинов , который в те времена был ректором Алма-Атинской консерватории и впервые в ее истории открывал класс саксофона. Батырхан стал первым студентом этого факультета. Я в то время был музыкальным руководителем группы «Арай», работал с певицей Розой Рымбаевой. Батырхан тогда был совсем молодым, я бы даже сказал еще юным мальчиком. Дюсен порекомендовал мне его со словами: «Батыр сын моего приятеля, возьми его в свой коллектив — он хороший музыкант. Ты не пожалеешь». 

Помню, словно это было вчера, как Батыр пришел к нам на репетиционную базу в своем вельветовом темно-синем костюмчике. В руках он держал свой любимый альт-саксофон Selmer, с которым впоследствии никогда в своей жизни не расставался. Он пришел вместе с известным джазовым музыкантом Гоги Метаксой. Они исполнили несколько произведений — джазовых стандартов: Батыр играл на саксофоне, Гоги — на электропиано.

Затем Батыр спел несколько песен Стиви Уандера, а также песню «Каждый день иду я за тобой» Виктора Резникова. Вокал Батырхана произвел на нас очень яркое впечатление. Как и он сам — скромный и застенчивый. Мы сразу же предложили ему поработать вместе с нами и уже вскоре поехали с ним на первые гастроли в Евпаторию с Розой Рымбаевой. Потом я, Владимир Миклошич, Булат Сыздыков, Наджиб Вильданов и Батыр покинули ансамбль «Арай» и ушли в собственный проект, который назвали ALMATA’STUDIO, а потом сократили название до A’STUDIO.

В 1989 году мы приехали в Москву в «Театр песни» Аллы Пугачевой. Алла Борисовна полностью взяла над нами шефство — заботилась о нас, ездила с нами на телевидение, думала, во что будем одеты, что будем петь. Она окружила нас такой заботой, что мы стали любя и шутя называть ее нашей «мамулей». От этого, наверное, пошла обратная реакция — мы стали ее «сыночками». Особенно часто она говорила «сынок» Батыру. 

Батырхан был нашим вокалистом, фронтменом A’STUDIO, человеком, который доносил музыкальные идеи, рождавшиеся в коллективе. Я и Баглан писали музыку, Володя Миклошич — стихи. Батыр был нашим голосом — он не просто пел песни, а вкладывал всю душу в исполнение, придавая своеобразное звучание группе.

Батыр никогда не стремился к какой-то медийности. Хотя в те времена и слова-то такого не существовало… Тогда не было социальных медиа и всех этих лайков. Мы просто занимались своим любимым делом и были погружены в него с головой. Батыр был музыкантом от и до — он посвятил музыке всю свою жизнь. Его голос, отношение к профессии, музыкальность стали выражением наших эмоций. 

Историй у нас с ним было бесчисленное множество. Такое количество приключений в каждую нашу поездку, что сейчас даже сложно выделить что-то одно… В 2000 году он принял решение покинуть наш коллектив. Батыр был очень мягким человеком, и я думаю, что в ситуации с уходом из A’STUDIO он под чье-то влияние попал — сделал это, не слушая свое собственное сердце. Тем не менее, выбор был сделан — он ушел в собственный проект. 

После этого каждый корабль пошел своим путем. Батыр в основном находился в Казахстане, мы с группой жили в Москве. Долгое время мы вообще не общались. В последние годы, когда после нашего творческого расставания прошло какое-то время, обиды стихли. Нас ведь в жизни объединяло нечто гораздо большее, чем амбиции. Мы создали множество хороших песен — именно это для меня остается самым главным. 

Перед его уходом мы общались, приходили друг к другу на выступления. К сожалению, судьба распорядилась очень жестоко. Больно, обидно и печально, что с ним произошла такая трагедия. Если бы у меня была возможность поговорить с ним в последний момент, я бы обнял его и сказал: «Какие прекрасные мгновения мы прожили с тобой вместе на одной сцене в A’STUDIO…». 

Прямой эфир