Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В чем специфика высшей школы, и в целом — образования, на Дальнем Востоке?

Общие тенденции известны. Специалисты выходят из вузов излишне «теоретизированными», не имея эффективной практики. По направлению, указанному в дипломе, трудится едва ли половина выпускников. Заменить тех, кого пора менять, некем.

Не так давно в одной научной работе, посвященной проблемам профессионального образования, наткнулся на формулировку: «Главным источником знаний выступает обучающий (преподаватель, учитель)». В голове тут же возник вопрос: а точно ли автор знает, о реалиях какого времени он рассуждает?

Есть одна глобальная данность, мимо которой система образования пройти не может: однотипных личностей не существует. Но при этом педагогика (во всех смыслах — от детского сада и школьной скамьи до вузов) пытается ковать учащихся по единому шаблону. Будущих Эйнштейнов заставляют строгать заготовки для табуретов. Потому что такая программа.

Какова цель этого всеобщего программирования? Сам процесс? Или все-таки результат? Думается, что, конечно, второе.

Кого мы хотим получить на выходе? Солдата, приученного четко исполнять приказы командира, или мастера, способного настраивать свой главный инструмент — интеллект — на волну времени? Здесь не имеет значения, о специалистах какой сферы мы говорим — самолетостроителях, хирургах или политтехнологах. Имеет значение, насколько они компетентны в своей профессиональной области и как быстро подстраиваются под динамичный шаг прогресса.

Серьезная проблема дальневосточного образования в том, что лучшие из лучших (имею в виду уровень подготовки) стремятся покинуть родные места. Чтобы учиться в Москве, Санкт-Петербурге или вовсе за пределами России. И назад они, как правило, не возвращаются.

Что мы можем предложить им в качестве альтернативы? Как известно, сила специалиста, соответствующего духу времени, — в постоянно расширяющемся багаже его компетенций.

Вот чем необходимо заинтересовывать наших земляков. Если предложить им конкретные условия, в которых они смогут получать практические навыки в рамках профессиональной подготовки, никто от нас никуда не уедет. Потому что любой практикум будет привязан к определенному виду занятости, обеспечит связь с потенциальным работодателем и сформирует такой целостный базис, с которым успешнее всего можно будет применить себя именно там, где ты живешь.

Пока же налицо дисбаланс между методологией инновационной деятельности, проектированием, разработкой и внедрением современных технологий в системе образования и конечным результатом, которого от этой системы ждут общество и государство. Здесь, как в школе, опасно «стричь всех под одну гребенку». Нельзя уравнивать регионы в потребностях образовательной системы. То, что обеспечит востребованность молодому специалисту, скажем, в Краснодаре, отнюдь не станет его конкурентным преимуществом в Хабаровске или Владивостоке.

Здесь же кроется еще одна сторона главной проблемы самых обширных и самых малонаселенных территорий страны. Чтобы удержать специалистов там, где они родились, надо, чтобы и преподавательский конгломерат был настроен именно на такой результат своего труда. Не сетуя, что мы «далеко от столицы», что возможностей меньше (ну только если материальных) и что это никому не нужно.

Нужно. Это нужно России. Каждому из нас, ее граждан. Вся новая экономическая политика на Дальнем Востоке, опережающее развитие отдельных районов и городов — всё это не имеет смысла, если не улучшается от этого жизнь людей. А хорошая жизнь — это и качественное образование, в обязательном порядке соответствующее требованиям времени и места.


Автор — директор Дальневосточного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ

Прямой эфир