Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сергей Шустицкий: «Джуди Гарленд я открыл через Лайзу Миннелли»

Заслуженный артист — о новом варианте бродвейского «Луча», судьбах артистов, Нонне Гришаевой и «Рае» Кончаловского
0
Сергей Шустицкий: «Джуди Гарленд я открыл через Лайзу Миннелли»
Фото: предоставлено Арт-Партнер XXI век/Юрий Богомаз
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На сцене московского Театра имени Пушкина 13 и 14 декабря пройдут премьерные показы спектакля театрального агентства «Арт-Партнер XXI» «Последний луч радуги» — о финальном отрезке жизни американской кинозвезды и певицы Джуди Гарленд. Одну из главных ролей в постановке Алексея Франдетти играет популярный телеведущий, актер и композитор Сергей Шустицкий. Перед премьерой с ним побеседовал обозреватель «Известий».

— Рядом с Гарленд было много известных мужчин. Чей образ достался тебе?

— Ее многолетнего друга и аккомпаниатора Энтони. У нас получается драматический треугольник. Джуди (Нонна Гришаева), ее молодой, наглый и пробивной последний муж Микки (Сергей Марин), с которым она прожила в официальном браке всего несколько месяцев, и мой Энтони, умудренный опытом и, что называется, проверенный в боях. По ходу спектакля Гарленд надо выбрать — с кем из них остаться.

— Эту пьесу британца Питера Куилтера уже ставили десятилетие назад на Бродвее, а потом и в ряде европейских стран. Какой повод нашли вы с Франдетти? Считаете, что российская публика пойдет на имя Гарленд или сюжет с «треугольником» и душевным кризисом популярной артистки всегда востребован?

— К любым условно «документальным» постановкам я отношусь настороженно. Если хотите узнать об известном человеке что-то более-менее точное — обращайтесь к мемуарам. А в спектаклях, подобных нашему, конечно, существенна доля «художественного искажения». Я, например, своего героя (а это был реальный человек) раньше не знал, не видел и, признаюсь, ничего о нем не читал. Поэтому выстраиваю его образ, основываясь на собственном опыте.

Людей с судьбами и проблемами, как у него или Гарленд, я встречал достаточно часто. Алкоголь, наркотики, сексуальные переживания и т.п. Знал артистов, танцовщиц, певиц, которые плохо закончили. И определенная печать рока в них проглядывала. Наш спектакль о любви, но и об этих проблемах тоже. Отчасти — о нас самих и о наших коллегах.

В частной истории мы касаемся психологических вопросов, которые близки всем. Что такое успех, как его воспринимать, как пережить падение и неудачи... Скорее всего, зрители придут к нам не для того, чтобы узнать, какой была Джуди Гарленд, а именно ради волнующей истории.

— А для тебя она в большей степени актриса или певица?

— Она прежде всего личность, которая проявляется и в драме, и в пении, но главное — в поступках. Для меня важна прежде всего суть ее характера. Вообще, как и многие у нас, я когда-то открыл для себя Гарленд через ее дочь — Лайзу Миннелли. В Лайзу я влюбился еще до того, как впервые посмотрел «Кабаре». В какой-то программе советского черно-белого телевидения увидел короткий фрагмент ее выступления в парижской «Олимпии» и постарался затем узнать о ней как можно больше.

Таким образом, выяснил, что ее папа Винсент Миннелли — неслабый режиссер (улыбается), а мама — знаменитая актриса Джуди Гарленд. Естественно, после этого я посмотрел «Волшебника страны Оз». Тоже еще в черно-белом варианте. Потом и другие ее киноработы. Не скажу, что стал фанатом. Но она меня заинтересовала, я ей верил.

Когда мне позвонил Франдетти и предложил участвовать в этом спектакле, я сразу согласился, потому что и интересная тема, и возможность быть одновременно актером и музыкантом — а я в спектакле много играю на фортепиано — меня привлекла.

— Исполняешь композиции из репертуара Гарленд или что-то свое тоже?

— Моей музыки в спектакле нет. Такой задачи не ставилось. Но наш вариант сильно отличается от бродвейской версии, музыкальная составляющая которой действительно основывалась на хитах Гарленд. В России, нам показалось, не так много людей хорошо знают ее репертуар, кроме главной песни Over the Rainbow, которая и дала название пьесе. Она, естественно, прозвучит. А в остальном — мы решили взять известные темы из репертуара знаковых людей той же эпохи. Шлягеры Синатры, например.

— Речь ведь не только об инструментале, у вас будут песни?

— Да. Ведь Джуди играет волшебная Нонна Гришаева, которой подвластно на сцене всё, — грех это не использовать. Думаю, эта роль привлекла Нонну в том числе и возможностью пения. Насколько я знаю, главное в том, что в свое время переводчик прислал ей эту пьесу и сказал, что, пожалуй, только она и может ее сыграть.

— С учетом опять же специфики российской публики не думали ввести в спектакль и образ Миннелли?

— В оригинальной пьесе Лайза не упоминается. Но мы ее аккуратно вспоминаем. Автор перевода давно живет в Америке и каких-то особенностей нашего зрителя, возможно, не знает. Поэтому мы от чего-то в пьесе отказываемся, сокращаем, а где-то что-то добавляем. Это нормальный процесс. 

— Вопрос, не касающийся предстоящего спектакля. На последнем Венецианском кинофестивале фильм Андрея Кончаловского «Рай» получил несколько наград, в том числе «за саундтрек». Композитором фильма значишься ты, и я знаю, что тебя многие искренне поздравляли с большим достижением.

— Да, поздравляли и продолжают поздравлять. Мне приятно, я действительно причастен к данной работе. Но нужно пояснить: это всё равно приз Андрею Сергеевичу и его фильму, а не композитору. Он его и получал. А меня в этот момент и в Венеции не было. После награждения мы обменялись с Кончаловским очень добрыми эсэмэсками.

В «Рае» очень много музыки Брамса и не только. А я там сделал небольшой фрагмент, правда, очень важный, финальный. Андрей Сергеевич попросил меня соединить одно из произведений Брамса с древней еврейской молитвой. Они написаны в разных тональностях и размерах. Надо был их «породнить» так, чтобы одна тема вырастала из другой. Я это сделал. Написал партитуру и нашел исполнителей, которые знают иврит и понимают, о чем поют. Естественно, я участвовал в записи и сведении музыки для саундтрека. Но роль свою оцениваю трезво и понимаю, что этот приз — не лично мне.

Справка «Известий»

Сергей Шустицкий окончил Московскую консерваторию, посещал курсы Театрального училища им. М.С. Щепкина, Школы-студии МХАТ, ВГИКа. Стажировался в США, работая аранжировщиком на голливудских студиях. Сочинял музыку для телевидения, рекламы, театра и кино. Был в числе авторов и ведущих телепередач «Веселые ребята», «Радио Труба», «Караоке по-русски», дневников «Славянского базара», ряда выпусков «Утренней почты» и др. Член Академии российского телевидения и Союза композиторов.

Прямой эфир