Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Алексей Кортнев: «Хочется поговорить с людьми конкретно»

Лидер группы «Несчастный случай» — о том, почему он поменял стиль и теперь называет добро — добром, а дрянь — дрянью
0
Алексей Кортнев: «Хочется поговорить с людьми конкретно»
Фото: ТАСС/Сергей Фадеичев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Бодрым представлением «Два по 50» отпразднуют 19 ноября в столичном «Крокус Сити Холле» свои «полтинники» лидер группы «Несчастный случай» Алексей Кортнев и участник «Квартета И» Камиль Ларин. Накануне события Алексей Кортнев дал интервью обозревателю «Известий».

— У тебя интересно сложился юбилейный год. Ты ведь не из числа привилегированных артистов, как бы в стороне от официоза. Тем не менее и программы ведешь на федеральном телеканале, и в рекламе снимаешься немало, и школу свою открыл…

— Что касается съемок на НТВ, то всё просто — одним из руководителей канала стал Тимур Вайнштейн, мой старинный приятель еще по кавээновским временам. Он пытался собрать каких-то более-менее независимых людей, дабы что-то поменять в стилистике, и предложил мне в этом поучаствовать. Я сказал: «Давай попробуем». И вошел в проект «Салтыков-Щедрин шоу», где мы пытались заниматься сатирой. Но в этом сезоне решили не продолжать, поскольку серьезно заболел Михаил Задорнов. Так что пока остаюсь только ведущим программы «Устами младенца». Она вне политики.

Кстати, надо отдать должное Тимуру: он выпустил в эфир федерального канала мою новую песню «Патриот». Считаю, смелый ход. Через несколько дней планируем презентовать клип на эту песню. На концертах она просто рвет зал. Народ визжит и подпевает.

— Недавно ты говорил, что пишется сейчас сложнее и вряд ли возможен новый альбом «Несчастного случая», который превзошел бы предыдущие работы, особенно «Тоннель в конце света».

— Да, это так. Но и без новых альбомов жить невозможно. Если не поешь новое, начинаешь ненавидеть себя, окружающих и т.д. Иногда приходится обращаться хотя бы к нашему архивному материалу, песням, которые написаны давно и при этом не звучат в наших концертах. Это спасает. Их нужно вспомнить, иначе аранжировать — программа как-то освежается. Но новье всё равно лучше.

Я не сочинял два года. А сейчас — спасибо опять же «Салтыков-Щедрин шоу» — с меня спало какое-то проклятье. Начал писать сатирические песни совершенно по-другому. Без размышлений, второго дна, интеллигентской улыбочки. Просто впрямую: дрянь называть дрянью, добро добром, свет — светом. Я же в подобном языке не существовал никогда. Но теперь считаю, что мой прежний стиль, которым я изъяснялся в речах и песнях предыдущие четверть века, себя исчерпал.

— А как же твое признание в одном из предыдущих наших интервью: «Я рад, что мы живем в эпоху БГ»? Помнишь, в 1980-х апологеты «Аквариума» весьма скептически относились к творчеству «Машины Времени» именно за ее прямолинейность и упрощенность?

— Конечно, помню. Именно про это сейчас и рассказываю. Условно говоря, я всю жизнь пользовался языком БГ, а сейчас меняюсь. Впрочем, и Гребенщиков, на мой взгляд, с годами, как и все большие авторы, приходит к ясности. Можно вспомнить и величайших — Заболоцкого, Пастернака. Они проходили ту же эволюцию в слове. Заболоцкий вообще мой любимейший поэт. И его творческая траектория — от «Столбцов» до «не позволяй душе лениться» — очень показательна.

Я считаю, возможно, ошибочно, что язык метафорический и метаметафорический на сегодняшний день ушел вместе с либеральной идеей. И хочется поговорить с людьми конкретно. Надеюсь, в таком ключе мы и запишем наш следующий альбом.

— То есть ныне рулит Шнур?

— Да, например так. Уважаю его, но это не моя стилистика. Поэтому сказал бы, что рулит Семен Слепаков.

— Как оцениваешь новый спектакль своих друзей из «Квартета И» — «В Бореньке чего-то нет», где ты не задействован?

— Я в восхищении. Ребята наконец сделали огромный творческий шаг — по-настоящему театральный, а не эстрадный спектакль. Мудрый, смешной, грустный. В нем есть всё, что мы любим в «Квартете И».

— Что происходит ныне с твоим «агентством по любому поводу» под названием «Всякий случай»? Ты решил влиться еще и в промоутерский бизнес?

— Был бы не прочь им заняться, но у меня не очень получается. Да, мы попытались запустить промоутерское агентство, но оно не снискало большой популярности. Гораздо большее удовольствие сейчас приносит моя театральная школа в Химках. Там занимается около сотни детей. И еще порадовало, что в Уфе состоялась моя рок-опера «Акбузат». Посетил ее премьеру и понял, что в провинциальном, в общем-то, театре сделали спектакль, который не стыдно показать и на столичной сцене. Надеюсь, это еще произойдет. В Москве, Питере и где-нибудь в Европе.

— Непосредственно в день своего 50-летия ты, Леша, оказался во Флоренции. Куда, насколько я знаю, попал сам того не ведая...

— Честное слово, до момента посадки в самолет я не знал, куда лечу. Моя супруга Амина и жена моего друга Михаила, с которым мы родились в один день, придумали для нас такой сюрприз. Заранее было известно лишь, в какое время нужно прибыть в аэропорт. Не скажу, что в результате произошло что-то экстраординарное. Но история получилась очень приятная. Во Флоренцию съехалось человек 20 моих друзей из разных уголков мира. Не просто пропьянствовали, а многое посмотрели в сопровождении прекрасного гида — итальянки, отлично говорящей по-русски. 

И всё же мои предыдущие дни рождения веселили меня больше, чем 50-летие. Здесь, конечно, сработал психологический фактор. Сколько не убеждаю себя, что это всего лишь очередная дата, всё равно какая-то подспудная психологическая борьба во мне происходит, и во время юбилея на нее ушли все душевные силы.

— Теперь тебе нужно унять сомнения и еще раз радостно отметить ту же дату в «Крокусе». Как говорится: раз артист, давай пляши. Ну и Камиль поможет?

— У нас с ним в этот вечер будет как бы дружеский конфликт. Такую идею мы придумали с режиссером данного действа Лешей Аграновичем еще год назад, а дальше отдали всё на откуп моим товарищам из новосибирского Академгородка, которые и написали сценарий.

По сценарию Камиль очень радуется юбилею, хочет его широко, с фанфарами отпраздновать, а мне всё не нравится, я рефлексирую и говорю ему: «Да ладно, перестань, давай выпьем по кружке пива и разойдемся…». На этом противоречии и строится весь праздник.

Прямой эфир