Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Не арест, а запрет

В Госдуме намерены ввести новые меры пресечения для фигурантов уголовных дел
0
Не арест, а запрет
Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На время расследования и судебного следствия суды смогут вместо ареста фигурантов уголовных дел вводить для них запрет близко подходить к определенным людям или объектам. В Госдуме планируют поддержать соответствующие коррективы в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, дополняющие список мер пресечения таким видом, как «запрет определенных действий». Авторы законопроекта считают, что это поможет снизить число арестов. Юристы концепцию поддерживают, но критикуют исполнение.

Думский комитет по госстроительству и законодательству 10 ноября на своем заседании планирует рекомендовать депутатам принять в первом чтении законопроект, расширяющий список мер пресечения для фигурантов уголовных дел, рассказали «Известиям» два сотрудника аппарата в комитете.

Год назад единороссы Илья Костунов (в седьмой созыв не попал) и Лариса Шойгу (действующий депутат ГД) предложили добавить к действующим сейчас семи мерам (среди них  — домашний арест, подписка о невыезде, заключение под стражу, личное поручительство и другие) еще и «запрет определенных действий».  Согласно проекту суды смогут запрещать фигурантам выходить из дома в определенный судом промежуток времени или приближаться к конкретным объектам или людям. Также в рамках применения новой меры пресечения суды смогут ограничивать и общение фигуранта дела с определенными людьми, отправку почты, пользование телефоном и интернетом, которые сейчас можно назначать исключительно в том случае, если человека отправляют под домашний арест.

Несмотря на то что в УПК указаны семь мер пресечения, суды зачастую отправляют обвиняемых и подозреваемых под стражу, сетуют авторы законопроекта.  

По статистике судебного департамента при Верховном суде РФ, чаще всего суд отправляет фигуранта под стражу, следует из пояснительной записки. В 2013 году суды удовлетворили 133 311 ходатайств об аресте, в 2014 году — 133 755, а о залоге — 198 и 225 и домашнем аресте — 3086 и 3333. По мнению авторов инициативы, изменения УПК поспособствуют расширению практики применения альтернативных заключению под стражу мер пресечения. Они также выражают уверенность, что в связи с принятием законопроекта число случаев, когда человека не отправляют в СИЗО, а накладывают определенные ограничения, значительно увеличится. С одной стороны, эти действия не препятствуют следствию, а с другой — не приводят к слишком большим страданиям человека, еще непризнанного виновным судом.

Юристы положительно оценивают идею законопроекта. Доцент кафедры уголовного права МГЮУ им. О.Е. Кутафина Анастасия Рагулина отмечает, что чем больше альтернатив будет такой мере пресечения, как содержание под стражей, тем лучше.

— Ни для кого не секрет, что следственные изоляторы переполнены. По состоянию на 1 мая 2016 года в московских следственных изоляторах содержалось на 46% больше людей, чем предусматривает их возможный лимит, а по Московской области — на 42%, — говорит она со ссылкой на данные Генпрокуратуры РФ.

Юрист Дмитрий Селезнев считает, что проект «отражает тренд смягчения законодателем репрессивных мер в отношении предпринимательского сообщества».

— Фигурантам уголовных дел хотят оставить возможность заниматься бизнесом. На сегодня при домашнем аресте бизнесмен сильно ограничен в действиях, так как не может покидать жилище. По степени лояльности новая мера была бы следующей после наиболее мягкой — подписки о невыезде, — рассуждает он.

Тем не менее, по его мнению, реализация и контроль условий домашнего ареста технически затруднительны, а потому с новой мерой пресечения вряд ли будут спешить. Предлагаемые законодателем новации, особенно если они содержат трудноисполнимые ограничения, воспринимаются на практике небыстро.

Между тем законопроект предусматривает, что суд при избрании залога или домашнего ареста сможет дополнительно устанавливать для фигуранта и новые запреты. Однако юристы эту идею критикуют.

— Возникает резонный вопрос, если запрет определенных действий является самостоятельной мерой пресечения, то зачем ее надо «добавлять» в качестве дополнительной меры пресечения к залогу и домашнему аресту, — удивляется доцент кафедры уголовного права МГЮУ им. О.Е. Кутафина Анастасия Рагулина.

Она напоминает, что «избрание в отношении подозреваемого, обвиняемого одновременно двух мер пресечения ни при каких обстоятельствах нельзя признать законным и обоснованным».

Предполагается, что время применения запрета определенных действий по общему правилу в срок содержания под стражей включаться не будет. Но если суд запретит человеку выходить из дома в какие-то промежутки времени, то два дня такого ограничения будут засчитываться за один день содержания под стражей. Три дня запрета на посещение определенных мест оценены в проекте как один день заключения.

Прямой эфир