Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Велосипедисты и геймеры вытеснили готов и эмо

Социологи выяснили, к каким субкультурам причисляет себя современная молодежь
0
Велосипедисты и геймеры вытеснили готов и эмо
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Центр молодежных исследований НИУ ВШЭ завершил главный этап исследования «Созидательные поля межэтнического взаимодействия и молодежные культурные сцены российских городов». Социологи выяснили, чем занята современная молодежь, к каким субкультурам себя относит и через какие практики можно преодолевать этнические и религиозные границы между молодыми людьми. Оказалось, что эмо и готы ушли в прошлое, а на смену им пришли велосипедисты и геймеры.

Группа социологов опросила 3,2 тыс. студентов колледжей, ссузов и вузов в четырех российских городах: Петербурге, Ульяновске, Казани и Махачкале. Выбор этих городов был не случайным — по мнению социологов, такая география опроса позволяет типологизировать все виды межэтнического взаимодействия. Петербург — мегаполис, Ульяновск олицетворяет русскую глубинку, Казань — город, где сосуществуют две большие нации — татары и русские, в Махачкале проживает огромное количество национальностей, среди которых русские составляют всего около 5%.

В ответах респондентов смешалось всё — хобби, общественные и политические объединения, музыкальные и спортивные пристрастия. То есть молодежная субкультура стала более широким понятием, чем лет 20 назад.

Исследователи пришли к выводу, что в в Петербурге на первом месте велолюбители — 39% (участники опроса могли отнести себя к нескольким группам). Далее идут любители настольных игр (32%), геймеры (31%), футбольные фанаты (23%), рокеры (21%), хип-хоперы (18%), уличные гонщики (17%), роллеры (16%), гики (15%), граффитисты (15%), хипстеры, аниме-фанаты, хейтеры, косплееры (по 14%), турникмены или любители воркаута (13%).

В Ульяновске тоже лидируют велолюбители (29%). Потом идут геймеры (27%), фанаты (21%), БПАН — любители «заниженных» автомобилей (20%), хип-хоперы (15%), турникмены (15%), любители «настолок» (15%), уличные гонщики (14%), рокеры (13%).

Казань отличается от предыдущих городов. Здесь на первом месте оказались последователи ЗОЖ — здорового образа жизни (59%), на втором — волонтеры (49%), затем велолюбители (42%), футбольные фанаты (23%), любители «настолок» и хип-хоперы (по 16%), турникмены и уличные гонщики (по 15%), БПАН (14%), геймеры (13%).

В Махачкале волонтеры на первом месте (42%), далее — футбольные фанаты (32%), активные мусульмане (31%), велолюбители (30%), последователи ЗОЖ (24%), турникмены (22%), геймеры (21%), любители настольных игр (20%), уличные гонщики (16%), БПАН (11%), «Молодая гвардия» и другие молодежные политические движения, а также байкеры, паркурщики, граффитисты и гламурная молодежь (все — по 10%).

Один из главных выводов исследования — в последнее время «традиционные» субкультуры маргинализируются, их последователи стареют и уходят со сцены. К примеру, в Махачкале к эмо причислили себя только 2,7%, а к готам — 1,6%. В Казани 1,7% — готы и 1,4% — эмо. В Петербурге готы еще держатся — их почти 5%, но эмо — только 1,5%, как в Ульяновске.

Несмотря на региональные, этнические и религиозные различия, существует общий для всех городов «репертуар» молодежных практик. Это велосипедисты, геймеры, любители настольных игр, футбольные фанаты, турникмены, хип-хоперы.

А если говорить о региональных различиях, к примеру, хипстеров удалось разыскать только в городе на Неве (14%).

Сотрудник Центра молодежных исследований НИУ ВШЭ Святослав Поляков больше месяца изучал махачкалинских турникменов.

— Воркаут в Дагестане — это способ символического воспроизводства «сильной» мужской идентичности в условиях ограниченного доступа к «силовым ресурсам». Традиционная культура требует от молодых мужчин быть сильными. Однако в дагестанском обществе крайне ограниченный набор социально одобряемых вариантов демонстрации собственной силы, — пояснил Святослав Поляков. — Молодому дагестанцу без связей и финансовых средств трудно получить престижную работу в силовых органах или сделать карьеру в профессиональном спорте. Воркаутеры выходят из ситуации, проигрывая собственную мужественность во время тренировки и досуга.

При этом процент уличного насилия в Махачкале минимален. Вопреки стереотипам, местные парни предпочитают решать вопросы без кулаков. А тех же турникменов можно найти и в Казани, и в Петербурге. Правда, в этих городах на уличных перекладинах будут и девушки, в отличие от Дагестана.

Региональные различия касаются и субкультуры БПАН («Без посадки Авто. Нет»). По словам Святослава Полякова, в Казани прокачкой машин и гонками занимаются представители среднего класса, в Дагестане — беднее и проще.

В мусульманских республиках также значительно выше процент патриотически и религиозно настроенной молодежи (49% волонтеров в Казани, 42% волонтеров и 31% активных мусульман в Махачкале).

Во всех городах есть немалый процент геймеров и гиков — любителей гаджетов. Но параллельно развивается и любовь россиян к обычным настольным играм, которые даже обгоняют «электронщиков» в Казани, чуть-чуть уступают им в Махачкале и идут ноздря в ноздрю в Петербурге.

Также исследователи выделяют общую моду на здоровый образ жизни. Если причислить к нему еще и любителей велосипедных прогулок, данный тренд победит везде.

Что может сближать такую разную молодежь? Святослав Поляков рассказал о своих наблюдениях в Дагестане. Многие молодые люди оказывались в замешательстве, когда их спрашивала о том, к какому этносу они относятся. Немалый процент вообще отказался причислять себя к локальной этнической группе, заявляя, что является патриотом всего Дагестана. И были люди, которые называли себя просто россиянами.

— Это важный результат, — считает Святослав Поляков. — Через региональную, республиканскую и общегражданскую идентичность происходит сближение очень разных групп. «Россияне» среди опрошенных пока не многочисленны, но они есть. И это дети новой России, новое поколение родившихся в 1990-е.

Прямой эфир