Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Не раскрасить ли нам дома крупнейших российских городов в яркие цвета, застолбив за каждым региональным центром уникальную палитру? Вот, например, в 2011 году все постройки в небольшом испанском городке Хускар были выкрашены в синий цвет. Это был рекламный трюк для продвижения снимавшегося там фильма про смурфиков. В течение последующих шести месяцев в общем-то ничем не примечательный городок посетили около 80 тыс. туристов, и местные жители приняли решение оставить свои домики синими навсегда.

К чему я клоню?

Доля туризма в российском ВВП пока лишь 1,5%, в то время как среднемировой показатель — около 10%. Однако больше беспокоит не столько эта статистика, сколько отток из России — нет, не туристов, а уезжающих на ПМЖ людей творческих, оригинальных, с большим потенциалом. Особенно молодежи.

По данным Комитета гражданских инициатив, с 2013 года Россию ежегодно покидают по 120–150 тыс. человек, и больше всего — из Москвы с областью и из Санкт-Петербурга. Одна из главных причин этого переселения — убежденность, что предел самореализации в российских столичных центрах достигнут. Происходит не особо радостное «экспортозамещение»: если высшее образование имеют более трети всех россиян, выезжающих в США, Канаду или Израиль, то среди мигрантов, прибывающих в Россию, лиц с высшим образованием меньше 15%.

Выступая недавно на форуме «Россия зовет!», президент Владимир Путин среди задач ближайшей экономической повестки дня назвал работу по снятию барьеров на пути частной инициативы. Было сказано, что хотя «мы гордимся всегда уровнем и качеством нашего образования и высокой квалификацией наших работников, но над этим еще очень много нужно работать, чтобы это отвечало мировым стандартам и было где-то даже на шаг впереди в чем-то». Но, к сожалению, у нас продолжается сокращение инвестиций в человеческий капитал. Среди лидеров по урезанию расходов на федеральном уровне — культура и образование, прежде всего высшее. Подобный подход по нарастающей копируется и региональными властями.

Между тем сегодня существует высокая потребность изменить эту атмосферу, поддержать людей активных, творческих, жаждущих преуспеть в реализации собственных деловых проектов. Поэтому, на мой взгляд, любой ответственный бизнес должен не только исправно платить налоги, но и вносить в решение этой задачи посильную лепту.

На Петербургском международном экономическом форуме в июне этого года мы объявили о запуске совместного с фондом Calvert 22 проекта по созданию Индекса креативного капитала российских городов. Цель — попытаться определить вклад творческих индустрий в местную экономику, оценить их влияние на инвестиционную привлекательность и «принудить» российские города к конкуренции, в высшей степени полезной для их же собственных жителей.

На первом этапе исследованием охвачены девять городов — Казань, Краснодар, Москва, Нижний Новгород, Новосибирск, Санкт-Петербург, Тюмень, Воронеж, Екатеринбург. Помимо системной обработки многочисленной статистической информации важную роль мы отвели анкетированию профессионалов креативных индустрий (медиа и коммуникации, культура и искусство, IT и digital и т.д.).

И уже можем поделиться первыми — пусть промежуточными, но от этого не менее интересными — результатами.

Замечу сразу: географического водораздела между северными и южными или между западными и восточными регионами у нас, похоже, нет.

Российским городам свойственно разнообразие плюсов и минусов. Скажем, уровень позитивных упоминаний Казани в контексте креативных индустрий достигает среди респондентов 15–16% от общего количества упоминаний, большая часть которых носит нейтральный характер. Это примерно в три раза превышает показатели всех остальных городов. Выше всего оценили уровень развития креативных индустрий в своих городах творческие работники Екатеринбурга, Москвы и Тюмени. В тройку лидеров по количеству зарегистрированных научных патентов на одного жителя вошли Новосибирск, Казань и Краснодар. Эффективность поддержки малого и среднего бизнеса, а также креативных индустрий на местном уровне выше всего оценило творческое сообщество Тюмени. В Нижнем Новгороде, как и в Казани, доля инновационных в общем объеме произведенных товаров, работ и услуг — около 20%. Это вдвое превышает показатели ближайших конкурентов — Санкт-Петербурга, Москвы и Новосибирска.

Словом, любопытных данных немало.

Но сейчас хочется порассуждать о другом.

Как заявил в начале сентября Мэттью Хэнкок, государственный министр в британском министерстве культуры, СМИ и спорта, креативные индустрии, «безусловно, займут центральное место» в будущем этой страны, так как экономика будущего — «в пересечении культуры и технологий». Мне кажется, что эта констатация бесспорна. Однако она по-прежнему воспринимается у нас как некая экзотика. Дескать, культура, творчество — отдельно, технологии — отдельно. Да и не кощунственно ли, уверен, возмутятся некоторые, делать бизнес на культуре?

Ни у кого и мысли не возникает создать отдельное министерство, занимающееся креативными индустриями, как это давным-давно произошло все в той же Великобритании. Или учредить креативное экономическое агентство, как в Индонезии. Там оно помогает предпринимателям, занятым в творческих индустриях, поддерживать друг друга, сводит их с инвесторами. А почему не перенять, например, опыт Южной Кореи? Там три года назад правительство запустило портал под названием «Город креативной экономики». Всем желающим предлагалось продвигать на нем рыночные креативные идеи, способствуя развитию экономики путем конвергенции возможностей различных индустрий. За это время сайт посетило более 3,5 млн человек, было выдвинуто более 37 тыс. коммерческих идей, из которых без малого 12 тыс. воплотились в жизнь. 

Что нам мешает сделать нечто аналогичное?


Автор — управляющий партнер PwC в России

Все мнения >>

Прямой эфир