Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На днях пользователей рунета потрясла новость: две жительницы Хабаровска 16 и 17 лет брали из приютов животных, издевались над ними, убивали и размещали фотографии трупов в социальных сетях. Общественность реагировала бурно. Но во всем многообразии откликов и комментариев звучал один вопрос: что это за явление? С чем связана такая жестокость? Эта проблема, безусловно, имеет в том числе и психологическое измерение.

Дело в том, что в каждом человеке обязательно есть свой зверь. Этот зверь живет по первобытным дарвиновским законам биологического бытия и просыпается всегда в тот момент, когда нашей жизни и благополучию, стабильности и гармонии грозит реальная опасность. Любой человек — дитя природы, в природе необходимо бороться за существование. И это не просто закон мироздания, это — прописанная в нашей генетической матрице программа действий по устранению врагов в борьбе за жизнь.

Однако, к счастью, организация homo sapiens оказалась достаточно совершенной и терпимой к различным проявлениям социальной активности, несущим потенциальную угрозу. Но тут надо уточнить: это утверждение применимо к категории психически здоровых людей, в душевной организации которых отсутствуют глубокие деформации. Эти люди автоматически подавляют в себе разрушительные и антисоциальные идеи и мотивации как чуждые их морально-этическим нормам. Однако это нормальное с социально-психологической точки зрения равновесие может быть нарушено, и тогда возникает психическое расстройство.

Если все отклонения от психической нормы представить упрощенно, как некие отличия от состояния большинства людей с социально созвучными мировоззрениями и поведением, то их — эти отклонения — можно было бы разместить в две «диагностические корзины». Одну группу отклонений можно отнести к клинической психопатологии (психические болезни), другую — к так называемой условной психопатологии (расстройства личности и психопатии). Причем соотношение этих «корзин» будет примерно 1:6. И если говорить о жестокости как о социально неприемлемой форме поведения, то, безусловно, большинство этих аномалий будет относиться к девиантному (отклоняющемуся) поведению психопатов — условно больных людей с расстройствами личности.

Что произошло с этими девушками, оказавшимися героинями жуткой истории о чудовищных издевательствах над животными?

Никакой определенной профессиональной трактовки произошедшего я давать не буду, так как прекрасно понимаю, что неосторожные высказывания на этот счет могут повлечь серьезный ущерб моральному, психологическому, а возможно, и психиатрическому состоянию этих подростков. Истинная история случившегося, скорее всего, скрыта от нас множеством массивных, пуленепробиваемых заслонов и тайн, которые до конца никогда не откроются ни читателю, ни журналистам, ни близким и родственникам, ни суду.

В принципе вероятных объяснений великое множество. Непосредственной причиной жестоких действий может оказаться тяжелое психическое заболевание; с другой стороны, это может оказаться проявлением пограничного психического расстройства (психопатии), которое особенно остро и брутально проявляется в подростковом возрасте, —расторможенностью влечений и отключением морально-этических норм. Причиной такой жестокости могло стать и реактивное состояние, возникшее у жертв насилия в рамках острой реакции на стресс. В данном случае такое состояние могло проявиться переносом реакции мести на несчастных животных.

Наконец, сама история в том виде, в каком она была изложена, могла быть преувеличенной и искаженной настолько, что от реальности не осталось и следа, а девушки стали жертвами элементарного фейка или троллинга со стороны сверстников. Этот список можно было бы продолжать, однако дальнейшее обсуждение этого случая вряд ли будет корректным — просто из-за дефицита информации о том, что произошло там на самом деле.

Конечно, сообщение о подростках, издевавшихся над животными, как и многие аналогичные известия о жестокости и насилии в подростковой среде, в душах небезразличных людей вызывает тяжелые и неоднозначные чувства. Особенно у тех, у кого есть дети-подростки, кто работает с подростками в школах и больницах, ну и, конечно, у самих подростков.

И здесь важно помнить, что проблема подростковой жестокости, как и любой другой пубертатной девиантности, включая суицидальное поведение, настолько сложна и многофакторна, что эффективно решать ее возможно только усилиями полипрофессиональных сообществ: психологов, психиатров, педагогов и социологов, спортивных тренеров, юристов и, конечно, — законодателей!

Автор — заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова.

Все мнения >>

Прямой эфир