Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Петер Саган: «Тиньков бросился ко мне и кричал: «Ты выиграл!»

Сильнейший гонщик Мирового тура 2016 года — о секрете своего успеха, России и Джоне Траволте
0
Петер Саган: «Тиньков бросился ко мне и кричал: «Ты выиграл!»
Фото предоставлено пресс-службой Tinkoff
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лидер российской команды «Тинькофф» Петер Саган выиграл в 2016 году чемпионат Европы, классику «Тур Фландрии», три этапа и майку лучшего спринтера «Тур де Франс», а также титул сильнейшего гонщика Мирового тура, который присваивается лидеру рейтинга Международного союза велосипедистов (UCI). 16 октября Саган смог защитить титул чемпиона мира, выиграв групповую гонку (275,5 км) в Дохе. Дважды подряд побеждать на чемпионатах мира удавалось только избранным — последним из них стал Паоло Беттини в 2007 году.

Перед заключительным стартом сезона с 26-летним словацким велогонщиком встретился корреспондент «Известий» Тимур Ганеев.

«Олег ни о чем не жалеет»

— Команда провела прощальный ужин в Милане. Кто сказал самую трогательную речь?

— Без сомнения, это был Олег Тиньков. Он сказал, что если бы у него была машина времени, он бы вернулся назад на несколько лет и всё повторил. Он абсолютно ни о чем не сожалеет. А мы благодарны Олегу за те годы, которые он провел в велоспорте, за то, как он выкладывался и пытался изменить к лучшему наш вид спорта.

— Тиньков — весьма заметная фигура в российском бизнесе. И такая же — в современном велоспорте. Чем вам запомнится сотрудничество с ним?

— Трудно выделить какую-то одну вещь. Но знаете, когда он меня удивил? Это было на «Тур де Франс». Был тяжелый этап с финишем в Берне. Было жарко, команда работала на износ. Парни вывели меня на отличную позицию в спринте. Мы финишировали вместе с Александром Кристоффом из «Катюши». На финише я выбросил вперед велосипед — это такое движение, когда ты привстаешь в седле и делаешь движение руками вперед, оно помогает выиграть какие-то миллиметры. Мне показалось, что Кристофф сделал то же самое, а я пересек финишную линию вторым. Я очень расстроился: я и так часто бывал вторым. Журналисты побежали к Кристоффу, а Олег бросился ко мне и кричал: «Ты выиграл, ты выиграл».

Петер Саган: «Тиньков бросился ко мне и кричал: «Ты выиграл!»​​​​​​​

— И как, выиграли?

— Я думал, что нет. Говорю ему: «Да нет, я только второй». Ругаюсь на себя. И тут судьи объявляют, что я победитель этапа. Потом посмотрел фотофиниш: действительно, я выиграл у Кристоффа какие-то миллиметры. Это очень приятно, когда в тебя верят до последнего.

— Вы стали лучшим гонщиком Мирового тура сезона-2016. Для вас это очередная награда, что-то особенное или статус этого приза преувеличен?

— Это очень приятно. Я кое-что выигрывал в велоспорте, но от этой награды был всегда далек. Дело в том, что большинство очков даются за многодневные гонки — такие как «Тур де Франс», «Джиро» и т.д. Я не могу выиграть «Тур де Франс», я гонщик совсем другого плана. Но этот сезон сложился очень здорово, а команда работала настолько слаженно, что мне удалось одержать несколько побед, заработать большое количество очков. Особенно горжусь монументальной классикой «Тур Фландрии», конечно.

«Контадор — великий гонщик»

— На «Тур де Франс» вы впервые в карьере надели желтую майку и продержались три этапа. Реально было удержать лидерство в самой дорогой среди всех призовых маек?

— Гонщики имеют разные амплуа. Бывают спринтеры, бывают горняки. Так, на «Тур де Франс» многое решается в горах. Я неплохо чувствую себя на подъемах, но все-таки не так хорошо, как, например, Альберто Контадор. Так что выиграть «Тур де Франс» для меня просто нереально. Я никогда не ставил себе такой задачи. Я хочу побеждать в гонках на холмах, под ветрами или с равнинными финишами.

— Пятый раз подряд вы выигрываете зеленую майку «Тура». Эксперты называют вас феноменом. Расскажете ваш секрет успеха?

— Каждый раз на «Тур де Франс» я приезжаю именно с этой целью — выиграть несколько этапов и завоевать звание лучшего спринтера. Очки в зачет спринтеров даются не только за победы, но и за промежуточные финиши. Для этого нужно, например, уезжать в отрыв. Или, перевалив какую-то вершину, быть впереди пелотона. На это способны далеко не все спринтеры.

— Кажется, на «Тур де Франс» вы выиграли всё. Или есть еще какие-то непокоренные цели?

— Очень хочу выиграть заключительный этап гонки на Елисейских полях.

— В пелотоне вас называют Халком. Кто дал вам это прозвище? Любите этого супергероя?

— Когда я впервые выиграл зеленую майку лучшего спринтера, компания, которая была техническим спонсором моей тогдашней команды, выпустила велосипед зеленого цвета с глазами впереди. Хотели показать, насколько я силен и голоден до побед. А потом я решил выкрасить волосы и бороду в зеленый — под цвет майки. Так это прозвище и приклеилось. В прошлом году я выиграл радужную майку чемпиона мира и стал думать, что же делать. Пришлось рисовать Халка на своем шлеме (смеется).

Петер Саган: «Тиньков бросился ко мне и кричал: «Ты выиграл!»

— Два года вы провели в компании одного из лучших велогонщиков в истории — Альберто Контадора. Чему научились?

— Альберто — великий гонщик. Мы с ним абсолютно разные — и в плане задач на гонки, и в плане амплуа, и даже характера. Но помогать ему на Гранд-турах было для меня большой честью. И скажу: по тому, как готовиться к гонкам, как следить за питанием, за своей формой, ему нет равных в пелотоне.

— С чем помимо «Тинькофф» у вас будет ассоциироваться наша страна? Сколько раз вы посещали Россию?

— Я был в России на презентации команды перед сезоном-2015. Она состоялась в офисе Тинькофф Банка. И, конечно, было интересно посмотреть, как выглядит бизнес нашего титульного спонсора изнутри. Помню, что было очень холодно, но на Красной площади к нам подъехал какой-то фанат на велосипеде. Тогда я подумал, что у российского велоспорта большое будущее, если даже в разгар зимы люди ездят по Москве на велосипедах.

«Трудно ездить на велосипеде по снегу»

— Почему в таком случае велоспорт так популярен в Италии, Испании, Великобритании, а не в России?

— Трудно сказать. Я совсем не знаком с ситуацией в российском велоспорте. Первое, что приходит на ум, — климат. Думаю, у нас в Словакии климат намного мягче, но даже там трудно тренироваться весь сезон, поэтому многие гонщики, как вы знаете, перебираются туда, где потеплее. Нельзя же ездить по снегу и льду.

— Однако у вас это получалось. Перед сезоном-2016 вы спускались на велосипеде по горнолыжной трассе в Куршевеле.

— Это правда. Компания Specialized подготовила специальный велосипед для меня, на котором можно спускаться по снегу. Думаю, Олимпийскому комитету стоит подумать о включении скоростного спуска по горнолыжной трассе в программу зимних Игр. А если серьезно, то для того, чтобы экстремально спускаться по снегу, нужно сначала научиться ездить по сухому асфальту.

— Кстати, об Олимпиадах. На Играх в Рио вы выступили в маунтинбайке, но получить медаль вам не удалось. Растеряли навыки?

— Я очень люблю маунтинбайк. И когда увидел олимпийскую трассу по шоссейному велоспорту, сразу понял, что мне там делать нечего. Она для более горных гонщиков. Таких как мой партнер по «Тинькофф» Рафал Майка (Майка завоевал бронзу в Рио. — «Известия»). Я решил переключиться на маунтинбайк, вид, в котором у меня получалось показывать серьезные результаты в юности. Увы, дело оказалось не в навыках, а в том, что я получил прокол в самое неподходящее время.

— Вы подписали трехлетний контракт с немецкой командой Bora-Hansgrohe. Можете раскрыть карты, какие еще у вас были предложения?

— Предложений было несколько, но, думаю, говорить о них нет смысла. Контракт уже подписан. И уверен, у нас будет сильнейшая команда в пелотоне. Особенно меня радует, что туда я перехожу с целой группой гонщиков из «Тинькофф»: своим братом Юраем, Мачеем Боднаром, другими парнями. Не хочу сейчас обозначать какие-то цели или задачи, в будущем году всё увидите сами.

БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

— Какой самый распространенный миф о велогонщиках?

— Что это тяжелейший вид спорта. Это на самом деле так, но если вы будете так к нему относиться, вас это убьет.

— Как вы расслабляетесь?

— Иду в караоке. И донимаю всех своим ужасным голосом.

— Ваш любимый фильм?

— С детства обожаю фильм «Рокки».

— Кто бы мог сыграть вас в фильме о вашей жизни?

— Пусть будет Джон Траволта. Я ведь его уже дважды играл (Саган со своей женой Катариной сняли клип на песню из фильма «Бриолин», а также знаменитую сцену танца из «Криминального чтива». — «Известия»).

— Назовите одно изменение, которое могло бы улучшить вашу жизнь?

— Когда в моей жизни появится ребенок. Посмотрим, как это на нее повлияет.

— Самая дорогая вещь, которую вы покупали (не считая недвижимости)?

— Самую дорогую вещь я не покупал, а выиграл у руководителя своей первой профессиональной команды Liquigas, когда впервые стал лучшим спринтером «Тур де Франс». Это был автомобиль Porsche. Кажется, он стоил дороже, чем я получал за год.

— Худшая работа, которой вам приходилось заниматься?

— Худшая — не знаю. Была тяжелая. Для одного проекта мы снимали что-то похожее на фильм «Гладиатор». Сражаться пришлось в доспехах. Ощущение, как будто дважды проехал «Тур де Франс».

— Какой сверхспособностью вы бы хотели обладать?

— Научиться танцевать. Я на танцполе как дерево. А что, это не сверхспособность? (Смеется.)

— Какой самый ценный урок дала вам жизнь?

— Нужно уметь оставлять неудачи в прошлом.

Прямой эфир