Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Два события заставили в последние дни вспомнить о польском кинематографе. Это кончина великого режиссера Анджея Вайды и премьера фильма «Волынь». И если творчество покойного мэтра известно хорошо, то новую картину пока еще мало кто видел. Надеюсь, ее вскоре переведут на русский язык и покажут везде, где только можно.

Вайда поднял кино своей страны на общемировой уровень, заставив сопереживать тому, о чем другие хотели бы забыть. Его герои отходят от «магистрального пути развития» и, казалось бы, просто обязаны незаметно сгинуть, чтобы не мешать оптимистической или «единственно правильной» картине мира. «Пепел и алмаз», «Человек из мрамора», «Пейзаж после битвы» заставляли видеть того человека, который не должен был уцелеть и остаться в памяти. Пан Анджей просто не позволял создавать картину мира, характеризуемую словами из песни в исполнении пани Эдиты: «Если я тебя придумала — стань таким, как я хочу».

В фильме Войцеха Смажовского «Волынь» речь идет о зверствах бандеровцев во время Волынской резни. О том, как погибали целые села и семьи, как «резуны» демонстрировали такие зверства, что даже у видавших виды эсэсовцев сдавали нервы.

Кстати, о немцах. Некоторые «кинокритики» с украинскими паспортами опять пытаются «перевести стрелки» на них. «Почему-то Германии поляки претензии уже не предъявляют, хотя масштабы преступлений, совершенных немецкими оккупантами против поляков, многократно превосходят масштабы Волынской резни. А Украину в Польше используют как плацдарм в своих политических внутренних интригах», — утверждает мэр Равы-Русской Ирина Верещук. 

Предъявляют, конечно, и немцам, но видят при этом, что немцы признали свою вину и подавляют всякую попытку забыть о преступлениях своих предков. Немцы за эти преступления каются и, признаем, делают это достаточно последовательно. А Украина же на государственном уровне не просто забывает, а прославляет тех самых организаторов и исполнителей этого, как говорят поляки, «людобойства».

Специально для Ирины Верещук стоит напомнить, что в руководимом ею городе в 1921 году проживало около 9 тыс. человек (поляки — 42%, евреи — 42%, украинцы — 14%). В 1938 году город населяло 12 тыс. жителей, из которых около 56% были евреями. Принадлежал город Рава-Русская тогда Второй Речи Посполитой. Таким образом, его нынешнее население почти не имеет никакого отношения к довоенному. Куда же оно девалось? Евреи были согнаны в гетто и уничтожены, поляки — вырезаны бандеровцами или выселены осваивать очищенные от немцев Силезию и Померанию. А у поляков, как известно, память не короткая, и при первой возможности они выставят не просто моральный счет потомкам убийц, но и вполне материальный — потребуют реституцию, то есть возврат отобранного имущества. И еще неизвестно, останутся ли и сама мадам Верещук, и многие ее избиратели на своей жилплощади.

Возможно, если бы и руководство Украины, и украинская общественность заняли по отношению к бандеровщине и ее жертвам иную позицию — осуждения и покаяния, как немцы за преступления нацистов, — то и о реституции бы никто говорить не стал, да и отношение к украинцам было бы иным, и не только в Польше. Ведь смогли же страны в 2003 году при президентах Квасьневском и Кучме взаимно покаяться и попросить прощения. Да, тогда смогли, потому что на государственном уровне никто не прославлял убийц. Да, были местные инициативы в Галиции, но они шли не из Киева.

Теперь же восхваление и героизация ОУН-УПА стали агрессивной и неотъемлемой частью государственной политики. Таким образом, и «людобойство», и Холокост превратились в одобряемые деяния. И неудивительно, что на это прославление зверств отреагировали и польские депутаты, когда признали Волынскую резню геноцидом польского народа, и израильский президент Реувен Ривлин. Не молчит и российское руководство.

В Киеве и на контролируемой им территории все это вызывает волну возмущения — «а мене за що?». А за то, что не у всех память коротка и не все приняли как должное методички украинского «института национальной памяти», рекомендующие забыть о преступлениях нацистов и коллаборационистов. И поляки, и многие евреи знают и не забыли, что и как происходило на территории Галиции и Волыни с 1939-го по конец 1940-х. Это где-то в США или Малави могут не догадываться, а в Канаде — замалчивать в угоду местной украинской диаспоре (избиратели ведь, и их немало).

А теперь еще и фильм вышел. И придется любителям попутешествовать из Борисполя объяснять тем же европейцам, какие страшные дела творились на Волыни во Вторую мировую войну, как к этому относились их герои и, например, униатское духовенство, чья роль окормителя убийц рельефно проступает на кинокадрах. А потом общественность в Зашенгенье начнет сопоставлять поведение бандеровцев и их новообретенных правопреемников. И окажется, что сейчас «людобойство» воскресло. Правда, не в Галиции и на Волыни, а гораздо южнее и восточнее — в Одессе, Мариуполе и  Донбассе. Только вместо УПА (запрещена в РФ) — «Айдар», «Азов» и «Торнадо».

Нужно обязательно дублировать фильм «Волынь» на английский язык. Чтобы мир узнал и проникся. И на русский, конечно, но с одной оговоркой: чтобы речь бандеровских «резунов» оставалась, как сейчас модно говорить, аутентичной. Тогда легко можно будет услышать ее отзвуки у всяких парубиёв, парасюков и прочих тягнибоков. И никакой Порошенко не сможет говорить о европейскости и демократичности выбора Украины без гарантированного освистывания в любой не сошедшей с ума аудитории.

А тем временем польская сторона по просьбе украинского МИДа отменила даже закрытый просмотр фильма «Волынь» на Украине. В письме, адресованном посольству Польши в Киеве, МИД Украины рекомендовал отменить презентацию картины «из соображений безопасности». Учитывая легализацию бандеровцев на Украине, аргумент «весомый».

Автор — украинский политолог и публицист

Все мнения >>

Прямой эфир