Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Министр образования и науки России Ольга Васильева недавно выступила с интересной инициативой о создании в стране своеобразного регламента отношений между школой и родителями. Инициатива направлена на преодоление потребительского отношения некоторой части родительской общественности к школе как к поставщику обычных услуг. 

За последние 10–15 лет появилась прослойка родителей, которые рассматривают школу с точки зрения выполнения ею функции некоего «инкубатора». То есть мама с папой сдали в школу ребенка, с ним там возятся, воспитывают и образовывают, а через 11 лет он получает документ о том, что он воспитанный, образованный и интеллектуально зрелый. Правда, это относительно небольшая категория родителей — 6–7% от силы, а основная масса готова к сотрудничеству со школой. В целом родители понимают, что школа — единственное место, где ребенок образовывается как личность.

Об особой роли родителей в воспитании детей говорит и ряд международных документов. Например, принятая ООН Конвенция о правах ребенка, где зафиксировано, что естественным правом по отношению к ребенку обладают только его родители либо лица, их заменяющие. Следовательно, успех в воспитании и образовании возможен только в условиях сотрудничества всех субъектов образования. В федеральном законе об образовании также говорится, что родители являются полноправными субъектами образовательного процесса.

Но принципиально важно и то, что у родителей есть обязанности и одного без другого не бывает. Поэтому недальновидные родители, которые видят в школе «инкубатор», рассматривают ее как систему образовательных услуг, которая финансируется из муниципального или государственного бюджета, а если школа частная, то из их собственного кармана. У них отношение к школе, как к услугам в поликлинике, когда можно воспользоваться муниципальной клиникой, а можно и частной, только в этом случае придется заплатить из своего кармана. Их дети чаще всего бывают неудачниками в жизни, потому что бацилла потребительства передается от родителей к детям. К счастью, родителей с таким подходом не очень много.  

Поэтому проблема имеется, и регламент должен отрегулировать ее решение.

В реальности некий регламент и сейчас есть, если, например, подразумевать под ним устав школы. Там уже сформулированы некоторые права и обязанности школы, родителей и учеников; они и могут стать основой общего регламента. Если правила соблюдаются, то они должны быть продуктом совместной работы. 

Например, идет урок географии, и чья-то мама, считая, что учительница делает что-то не то, врывается на урок, создает беспорядок и нарушает учебный процесс. Жертвой такого нарушения становятся остальные ученики в классе. Поэтому элементом такого общего регламента, видимо, должно быть положение, что посещение школы допускается в определенное время и в определенные дни. Могут ли родители посещать уроки? Да, но в соответствии с регламентом. Например, в каждую пятницу все двери классов открыты для посещения. А родители должны сообразовывать свои действия и желания с этими правилами.

Далее, в большинстве школ России появился очень хороший орган — управляющий совет, где в равной степени представлены родители, учителя и даже старшеклассники, а также представители учредителя. Этот совет и должен создавать регламенты, то есть порядок взаимоотношения школы и родителей. Чем регламент проще и понятнее, тем меньше жалоб на школу. Также есть ст. 29 федерального закона об образовании относительно информационной открытости школ. Действительно, чем школа информационно более открыта, тем реже там возникают конфликтные ситуации. Такой регламент еще и приводит в порядок информационную культуру, культуру общения между школой и родителями. Следовательно, Ольга Юрьевна, видимо, имела в виду скорее всего это — союз родителей и школы, основанный на правилах взаимоотношений, что является цивилизованным союзом. Поэтому союз, основанный только на чувствах, должен быть заменен правилами и порядком. А к числу чувств как раз относится и позиция «я учитель — ты дурак» или «я родитель, а школа — сфера услуг».

Приведенные примеры регламента могли бы быть неким инвариантом для общего регламента. Но таким инвариантом должен быть и определенный набор законов. Это Конституция и федеральные законы — об образовании, о семье, о правах потребителя, а также Конвенция о правах ребенка. В совокупности все эти законодательные акты могут стать основой для инвариантной составляющей такого регламента, а дальше каждая школа может добавить свою специфику. Например, школа, которая находится в отдалении от города, или школа, где учатся дети, для которых русский язык не является родным. 

Важный предмет регулирования в таком регламенте — порядок проведения родительских собраний. Несоблюдение в этом вопросе ряда важных этических моментов — общая беда отечественной школы. Бывает, что на родительском собрании замечательная учительница говорит, что, например, такой-то — очень слабый ученик, у него плохая память. Всё! На нем клеймо.

Такие вещи, конечно, необходимо обсуждать с родителями, но один на один. Ведь надо принять решение, что с этой памятью делать. Кстати, я подобного рода собрания в своей школе давным-давно запретил. Собрание должно носить информативный характер, а если речь идет о личности каждого ребенка, то проблемы тут надо решать в частной беседе.

Этот вопрос, как и всё вышесказанное, нуждается в регламентировании. Поэтому такой регламент должен стать составной частью корпоративной культуры школы.  


Автор — член комиссии Общественной палаты России по развитию образования, директор государственного автономного общеобразовательного учреждения города Москвы «Центр образования № 548 «Царицыно»

Все мнения >>

Прямой эфир