Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Светлана Журова: «WADA — это взбунтовавшийся ребенок МОКа»

Первый заместитель председателя комитета Государственной думы РФ по международным делам — о возрождении ГТО, вероятности возвращения России в ПАСЕ и реформе мировой антидопинговой системы
0
Светлана Журова: «WADA — это взбунтовавшийся ребенок МОКа»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Основной темой проходящего в СК «Доброград» города Коврова Владимирской области форума «Россия — спортивная держава» стало внедрение среди граждан России комплекса «Готов к труду и обороне» (ГТО). Оно же обсуждалось и на прошедшем во вторник заседании совета при президенте РФ по физкультуре и спорту, состоявшемся в рамках форума. Одним из основных сторонников возрождения ГТО в нашей стране можно смело назвать олимпийскую чемпионку-2006 по конькобежному спорту, первого заместителя председателя комитета Государственной думы РФ по международным делам Светлану Журову. В понедельник на форуме в Коврове она получила из рук министра спорта РФ Виталия Мутко почетный знак посла ГТО. В интервью корреспонденту «Известий» Алексею Фомину именитая спортсменка рассказала об эффективности данного комплекса и решении Международного олимпийского комитета (МОК) реформировать систему Всемирного антидопингового агентства (WADA).

— Какие основные задачи по внедрению ГТО в России еще не решены?

— Главная цель в ближайшей перспективе — создать максимально доступную для граждан систему объектов, где можно готовиться к сдаче нормативов ГТО. Уже организуются клубы по месту жительства, в ближайшее время будут созданы специальные условия для предприятий и предпринимателей, дабы они стимулировали сотрудников становиться здоровыми. Есть специальная программа, которая позволит получать определенные преференции и льготы — в том числе по налогам — тем организациям, которые будут поддерживать у себя здоровый образ жизни, прохождение диспансеризации, сдачу норм ГТО. Думаю, это даст результат и для предприятий, и для государства. Повысится производительность труда, а в стране будет больше здоровых людей. Гораздо выгоднее профилактировать заболевание, чем лечить его тогда, когда оно уже случилось. Спорт и ЗОЖ с этой задачей могут справиться. Кстати, часть депутатов вместе с аппаратом Госдумы уже сдают нормы ГТО.

— Вы и Александр Карелин уже не первый депутатский срок работаете в комитете по международным делам. Это как-то помогает взаимоотношениям России с мировой спортивной элитой в разгар допинговых скандалов?

— Наша деятельность в комитете касается многого, не только спорта. Дело в том, что спортсменам, особенно олимпийским чемпионам, гораздо легче начать переговоры с нуля. Мы можем открыть практически любую дверь, так как у нас есть статус олимпийских чемпионов. К нам сразу относятся с доверием, людям интересно с нами разговаривать, и этот интерес в дальнейшем перерастает в человеческие отношения, что крайне важно для парламентской дипломатии.

— Вы можете открыть любую дверь, например, в ПАСЕ?

— Надеюсь, что уже в январе мы сможем туда вернуться — в первую очередь, если будут выполнены наши условия. Если это случится, то мы, конечно, будем поднимать вопросы взаимоотношений с международными спортивными общественными организациями, добиваясь их большей прозрачности и последовательности.

— Как вы относитесь к решению Министерства спорта РФ о выходе из числа учредителей Российского антидопингового агентства (РУСАДА)?

— Здесь мы в большей степени выдерживаем рекомендации международных организаций, чтобы добиться участия наших паралимпийцев в Играх-2018 в Пхенчхане и соревнованиях, где будет разыгрываться квота на зимнюю Паралимпиаду. Самое странное, что в Минспорта никто не занимался паралимпийцами в той степени, как это кажется Международному паралимпийскому комитету (МПК). И сотрудники министерства, которые фигурировали в докладе Макларена, никогда не имели отношения к Паралимпийскому комитету России (ПКР), который и организовывал подготовку наших паралимпийцев. Обвиненные сотрудники Минспорта даже не были знакомы со спортсменами и их тренерами — в том числе в рамках Паралимпиады в Сочи. Но раз есть определенные требования, раз от нас хотят более независимое РУСАДА, Россия готова выполнить эти рекомендации. При этом на первом этапе, когда всё формировалось, нам говорили, что мы молодцы — построили современную Московскую антидопинговую лабораторию, уделяем столько внимания Российскому антидопинговому агентству... То есть помощь государства в этих вопросах сначала ставилась нам в плюс. Теперь ставится в минус. Это немного странно.

— Как вы отнеслись к избранию Елены Исинбаевой в комиссию спортсменов МОКа?

— Здорово, что ее поддержали. В той обстановке реакция могла быть совершенно обратной. Но к Елене никогда не было претензий со стороны WADA, и это сыграло в ее пользу. Я рада, что такую спортсменку поддержали на самом высочайшем уровне и избрали в МОК — это помогло России не потерять место в комиссии, после того как сложил свои полномочия Александр Попов. Спортсмены оказались разбирающимися не только в спорте, но и в политике, выбрав человека, который будет отстаивать интересы спорта со знанием дела. Тем более Лена честная. Возможно, излишне искренняя, но это ей не помешает, а наоборот, поможет.

— В субботу прошла сессия МОКа, на которой был утвержден план реформы WADA. На фоне предыдущих жестких заявлений Томаса Баха запланированные преобразования — не слишком ли либеральные?

— А чего все хотели? Чтобы от WADA камня на камне не оставили? Было понятно, что этого не будет. WADA похоже на взбунтовавшегося ребенка, которого МОК сам создал, а тот начал своему «папе» указывать. Что-то вроде истории про Франкенштейна. Такая ситуация, конечно, не очень верная, но и WADA не надо закрывать, доводя дело до абсурда. Ведь бороться с допингом всё равно необходимо. Просто давайте уйдем от двойных стандартов. Именно эти претензии и предъявляет МОК — в подходах к терапевтическим разрешениям (ТР), в определениях запрещенных препаратов и количествах проб в той или иной стране. Эти вопросы к WADA остаются открытыми — их и надо решать. Кроме того, я уверена, что в комиссии, занимающейся выдачей спортсменам справок о ТР, должны присутствовать представители всех стран, входящих в первую десятку неофициального командного зачета Олимпийских игр — каждая из них должна иметь своего представителя. Чтобы 10 передовых стран могли контролировать друг друга и не было даже попыток манипулировать.

— Предыдущая Дума в первом чтении приняла законопроект о регулировании профессионального спорта. За прошедшие четыре месяца этот документ претерпел какие-то изменения?

— Самый трудный вопрос в этом законопроекте — введение единых стандартов оценки выполнения регионами госпрограмм. В России слишком разные регионы, чтобы применять к ним единый закон. Заметьте, у нас довольно часто принимают рамочные законы, а регионы живут уже в реалиях своих бюджетов. Единый стандарт принять очень сложно: даже по спортивной подготовке к Москве могут быть одни требования, а к дотационному региону надо предъявлять другие, иначе они не справятся. А если не справятся, то формально придется уменьшать финансирование. Поэтому надо подходить к этому вопросу выборочно и стараться не обидеть те субъекты, которые по каким-то объективным причинам пока не могут выйти на уровень Москвы, Татарстана или Краснодарского края.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Прямой эфир