Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Людмила Чурсина: я была проблемной студенткой

В разговоре с корреспондентом «Известий» народная артистка вспомнила, с чего началась ее блистательная карьера
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— Говорят, момент рождения во многом определяет жизнь человека. Вы родились в первые дни войны — это как-то сказалось на вашем характере? 

— С началом войны отца сразу забрали на фронт, и мама отправилась в Великие Луки, где жила ее мать, моя бабушка. Немцы наступали, жители покидали город... Недалеко была деревня Груздово, очень красивое место, где дубовая роща дивная. И там, в медсанбате, мама меня родила. Солдаты были недовольны, что место занимается женщиной, и на следующий день после родов мама со мной отправилась в путь. 

Моя бабушка с отцовской стороны жила в Сталинабаде (так с 1929 по 1961 год назывался Душанбе. — «Известия»), мама поехала туда, там же зафиксировали мое рождение. Потом нас нашел отец и уже начались путешествия с ним: Тбилиси, Батуми, Камчатка… А затем уже профессия продолжила список городов, где я побывала. 

— Про вас говорят: актриса, Богом поцелованная. Причем с самого начала — вы подавали документы в разные вузы и везде были приняты. 

— Я совершенно не знала, чем один вуз или мастер отличается от другого. Но по разговорам вокруг поняла, что «Щука» (Театральное училище имени Щукина при Театре имени Вахтангова. — «Известия») котируется. А может, вы правы, и еще кто-то сверху подсказал моей интуиции — иди, мол, туда.  

Хотя я была проблемной студенткой — несколько лет жила в Грузии, поэтому говорила с акцентом. И мне были поставлены условия: если не справлюсь с этим, придется уйти. Слава богу, справилась. Тем не менее после второго курса сама решила уйти из института. Думала, что не получается… И меня вызвал Борис Евгеньевич Захава (ректор училища. — «Известия»): «Вы что это, голубушка, надумали?» Мол, когда надо будет, мы вас сами — коленом. И стало всё образовываться, окончила «Щуку» даже с красным дипломом.  

— Ваши знаковые киногероини — Виринея или Любовь Яровая — женщины «из революции», созидающие новую эпоху. Как думаете, почему вам доверялись такие роли? 

— Не знаю, не могу ответить, с революцией я не связана. И по характеру я не революционная (смеется). Скажу так: мне комфортно в той эпохе, где у меня интересная женская судьба. Важно, чтобы роль позволяла, говоря словами режиссера Андрея Гончарова, послать в зал свою телеграмму. Но в любом случае на первый план выступают человеческие чувства. А это вне времени. Что бы ни происходило — войны, революции, — люди так же чувствуют, так же хотят любить и быть любимыми. 

Более подробно читайте в  эксклюзивном материале газеты «Известия»: 

Людмила Чурсина: «Жизнь учит убедительнее любого учителя»

Комментарии
Прямой эфир