Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Обычно перенос запуска на сутки не считается нештатной ситуацией»

Новый глава НПО автоматики имени академика Семихатова Андрей Мисюра — о том, какие выводы сделаны после срыва первого пуска с космодрома Восточный
0
«Обычно перенос запуска на сутки не считается нештатной ситуацией»
Фото: ТАСС/Донат Сорокин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Первый запуск ракеты-носителя «Союз-2.1а» с нового космодрома Восточный, за которым лично приехал наблюдать президент Владимир Путин, из-за ошибки, которую зафиксировала контрольно-измерительная техника, не выдавшая команды на разъем борт–земля, был перенесен на сутки. Вскоре выяснилось, что причиной ЧП стал некачественный кабель управления, изготовленный не по конструкторской документации и без нескольких необходимых перемычек производства НПО автоматики имени академика Семихатова (НПОА). Глава космического ведомства Игорь Комаров, вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий оборонно-промышленный комплекс и ракетно-космическую отрасль, получили выговоры от главы государства. С поста руководителя НПОА вынужден был уйти Леонид Шалимов, а на его место был назначен министр промышленности и науки Свердловской области Андрей Мисюра, до этого больше 10 лет проработавший в НПОА. О последовавших изменениях на предприятии Андрей Мисюра рассказал в интервью корреспонденту «Известий» Дмитрию Литовкину.

 Андрей Васильевич, история с переносом запуска из-за неработающего кабеля — это системная ошибка или случайность?

— Сложно давать оценку — системная это ошибка или случайность, — потому что комиссии со стороны «Роскосмоса» и коллегии Военно-промышленной комиссии и наша внутренняя ревизия показали, что ситуация с кабелем — форс-мажорные обстоятельства. НПОА — старейшее предприятие, занимающееся разработкой систем управления и радиоэлектронной аппаратуры для ракетной и космической техники, для автоматизации технологических процессов в различных отраслях отечественной промышленности. В обычной ситуации перенос запуска на сутки не считается нештатной ситуацией. Всегда лучше еще раз всё перепроверить. Тем не менее это не означает, что мы не должны работать над качеством и улучшать его.

 Перенос пуска привел к кадровым и технологическим изменениям на производстве?

— После возникновения той ситуации был принят ряд решений, направленных на усиление контроля качества выпускаемой продукции на сдаточных позициях и космодромах. В частности, появилась двухуровневая система проверки качества с персональной ответственностью исполнителей за выполненную работу. Простой пример — у нас есть показатель оценки качества при установке премиального фонда для рабочих, но этого не было при оценке качества труда начальников цехов и производств. То есть премируя одних, мы не стимулировали вторых. Сегодня этот момент исправлен, и у нас появилась двухуровневая система проверки качества с персональной ответственностью исполнителей за выполненную работу.

Наша главная задача — сделать процессы, связанные с планированием производства, технологических циклов, закупкой комплектующих, контроля производства и разработки, прозрачными. За несколько месяцев работы в должности руководителя НПОА я увидел, что мы можем спокойно, без каких-либо встрясок сократить цикл изготовления изделий на 30%. Это, что называется, с нуля.

Сейчас перед нами стоит задача полностью автоматизировать технологические процессы — по всему циклу производства. Это объясняется тем, что даже обеспечение контроля, планирования, выявление критических сроков, которые могут влиять на выполнение наших обязательств по гособоронзаказу, увеличивает себестоимость продукции. А нам необходимо ее снижать.

 Это ваш свежий взгляд на проблему или старый нарыв, который просто не решались вскрыть?

— Я бы отметил, что это некая переоценка с учетом того опыта, который я получил, работая в правительстве области. В министерстве мы курировали работу 17,5 тыс. предприятий. Решения по ним принимались не циклами, а часами. Мы привыкли к такому темпу работы. На НПОА другие сроки. У нас же тут не металлургия, где конъюнктура меняется месяцами, у нас цикл производства полтора года — космическое машиностроение сложная вещь. Тут решения воплощаются месяцами, и это поле для повышения эффективности производственных процессов. Поэтому в планах этого года мы имеем то, что закладывали в начале прошлого. И сегодня я ставлю задачи на 2017 год, в том числе и по диверсификации производства.

 Ваше предприятие сохранит ориентацию на ракетно-космическую промышленность?

— Наше предприятие, конечно, значимо для космической промышленности, но конечную продукцию выпускает огромная кооперация. Моя задача добиться абсолютного качества в исполнении гособоронзаказа и скоординировать выпуск гражданской продукции. Космический сектор всё-таки не такой большой. Гособоронзаказ для нас главный, но прибыль мы получаем с гражданского сектора. Уже сейчас мы на 30% присутствуем в нем. Наша цель — выход на новые рынки. Это нефтегазовый комплекс, рельсовый транспорт — городской и железнодорожный, укрепление связей с крупнейшими госкорпорациями страны, такими как судостроительная и авиастроительная. Мы готовы выйти на более высокий уровень изготовления систем управления для морских и авиационных судов. Благодаря этому даже при сокращении объемов гособоронзаказа мы планируем сохранить уровень зарплат на предприятии в объемах 2015 года. Это также один из немаловажных факторов, который будет влиять на качество выпускаемой нами продукции в интересах космической отрасли.

Комментарии
Прямой эфир