Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Евгений Ткачук: «Никто не чувствует человека так, как лошадь»

Исполнитель роли Григория Мелехова — о чувственных конях, кинематографическом комфорте и театральном градусе
0
Евгений Ткачук: «Никто не чувствует человека так, как лошадь»
Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Под Санкт-Петербургом создается передвижной конный театр «ВелесО». Автор идеи и главный организатор проекта — Евгений Ткачук, известный киноманам по роли гопника Лехи из фильма «Зимний путь», а широкой публике — по работам в сериалах «Жизнь и приключения Мишки Япончика» и «Тихий Дон». С актером встретился корреспондент «Известий».

— Еще пару месяцев назад конно-передвижной театр был вашей мечтой.

— Слава Богу, что он переходит в реальность. Мы уже построили конюшню и сейчас строим сцену в деревне Лепсари под Санкт-Петербургом. Лошадь — очень чувственное животное, и так, как она чувствует человека, не чувствует никто. На передаче этих отношений можно строить драматургию…

Евгений Ткачук: «Никто не чувствует человека так, как лошадь»











Другое дело, что в этой чувственности есть и минус — очень тяжело заставить коня не реагировать на зрителя, ведь тот сразу начинает транслировать свою энергию. Но в этом и интерес конного театра. Актер должен завести публику в энергетический поток, который передается коню, а конь уже будет делать то, что надо.

— Когда первые зрители смогут почувствовать эту энергетику?

— Надеюсь, к следующему лету мы уже что-то покажем. Может быть, откроем и закроем фестиваль «Окно в Европу» конным шоу. Кстати, президент фестиваля Армен Медведев не против.

— Прежде вы были на этом фестивале в качестве конкурсанта, а последний форум провели уже в статусе члена жюри. Вам интереснее, когда вы судите или когда судят вас?

— Я впервые был в жюри. Дело это непростое и даже в какой-то мере не мое. Надо грамотно разбираться в кино, а фильмы я смотрю очень редко. До фестиваля видел чужое кино где-то год назад. Но есть и положительные стороны — начинаешь подробно изучать принцип взаимодействия фильма с залом.

Мне всегда было интересно, на что реагирует зритель. Когда сам на экране, всё равно смотришь на какие-то другие вещи — получилась ли сцена, сработала ли реплика, которую ты 15 раз пробовал...  А здесь, глядя со стороны, понимаешь принцип этого взаимодействия.

— Обозначилась тенденция: на российских фестивалях побеждает не артхаусное, а зрительское кино, при том что в программе чаще всего соблюдается численный баланс. Как вы считаете, фестивали все-таки должны делать ставку на фильмы с эстетическим поиском или же искать картины для широкой публики?

— Кино, которое может быть популярно у широкого зрителя, само найдет путь. Так что цель фестиваля — открыть вещи, которые действительно отвечают задачам искусства. А оно должно вести за собой, ставить вопросы, мотивировать.

Евгений Ткачук: «Никто не чувствует человека так, как лошадь»









Зачастую зритель ищет развлечений, не желая никакого поиска — ни внутреннего, ни внешнего. И режиссеры на этом играют. Бывает, что какой-то момент зрителю нравится, но ты понимаешь, что это — хитрость режиссера, которая не стоит выеденного яйца. 

— Для вас лично награды важны? Или вы знаете, что сыграли хорошо, и чужая оценка уже не столь интересна?

— Мне сложно судить, хорошо ли я сыграл. Зачастую я вижу всё иначе, чем зритель. Сижу в кинозале и думаю: «Боже, эта сцена совсем о другом, почему я так играю?». И здесь дело не в том, как оценит жюри (хотя мне приятно, когда меня отмечают), но — в продолжении процесса. Даже когда я вижу готовый фильм, у меня всё равно продолжается внутренняя работа на будущее, самообучение.

— В театре вам играть комфортнее?

— Не то что комфортнее, а понятнее. Сразу слышишь, как дышит зал, как реагирует. И начинаешь поджимать или увеличивать динамику, а, может, и наоборот, отпускаешь себя, когда понимаешь, что всё идет хорошо… Но про комфорт сложно говорить, потому что кино — это один раз сыграл, и слава Богу. А в театре ты каждый вечер должен выходить на  градус, который месяцы и годы отрабатывал.

Некоторые роли я не готов перенести из кино в театр. Например, мне предлагали сделать «Бесов» в театре. Но я не хочу транслировать своего Верховенского каждый день. Это глобальная, затратная работа. И постоянно выходить на эти уровни мне просто не хочется. Достоевский писал об омерзительных вещах. Ставрогин в «Бесах» говорит, что мерзость — это тоже искусство. Но мы хотели убедить зрителя, что она не может быть искусством!

«Почему так противно?» — спрашивают меня. Ну а тема не противная? То, что делает Ставрогин с этой девочкой, то, что в голове у Верховенского, — разве это не противно? Почему это должно быть приятно? Это крен в голове у людей, которые, занимаясь кино или театром, делают всё так, чтобы нравилось. Мне же всегда хочется своими работами сделать мир чуть-чуть лучше.

— Вы однажды сказали, что с дебютантами работать интереснее, чем с маститыми режиссерами. И тем не менее снялись у нескольких выдающихся режиссеров. 

— Хорошо вы меня подловили. Кстати, после этого высказывания меня стали намного реже приглашать мастера (смеется). Бывает, что с дебютантами интереснее, потому что действительно есть поиск. Но в какой-то момент встречаешься с людьми, не знающими, чего хотят, не умеющими работать с актерами и драматургией.

Евгений Ткачук: «Никто не чувствует человека так, как лошадь»









Бесхребетность, желание просто назвать себя режиссером участились, судя по моему личному опыту. Поэтому я очень благодарен Сергею Урсуляку, который позвал меня на роль Григория Мелехова. Сергей Владимирович настолько чувствует материал, что работа шла уже на уровне каких-то микронов, мельчайших нюансов… 

— Вы недавно снялись и у другого мастера, Рустама Хамдамова в фильме «Яхонты». Расскажите об этом опыте.

— В первый съемочный день мне было вообще непонятно, что мы делаем и зачем. Клеим бороду, отклеиваем, клеим усы, потом чего-то сняли, потом наклеили опять, снова сняли, после чего взяли меч, помотали им.. Что это такое вообще? Голова пухнет! И всё время — постоянные разговоры об искусстве, о том, как соединяются линии…

Он бесконечно может об этом говорить, и это бесконечно можно слушать. Но со временем это просто тебя заряжает — и понимаешь, зачем мечом махал и как Рустам соединяет это с другим персонажем…

То, что делает Хамдамов, даже нельзя назвать «кино». Это — творчество. Поэтому он не может закончить картину до сих пор, и каждый раз, когда я встречаюсь с его помощниками, говорю: «Знаю, что Рустам работает, поэтому вы ему напомните, что я хочу еще спеть песенку под забором...». 

Справка «Известий»

Евгений Ткачук родился в 1984 году. Окончил РАТИ (ГИТИС). Дебютировал в кино в 2007-м ролью солдата Андрея в фильме «Александра» Александра Сокурова. Среди других работ — Григорий Мелехов (сериал «Тихий Дон», 2015), Борис («Стартап», 2014), Леха («Зимний путь», 2012), Мойша Винницкий («Жизнь и приключения Мишки Япончика», 2011). Играет в Театре Наций.

Комментарии
Прямой эфир