Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Максим Аверин: «Я снимался, а потом ненавидел себя за это»

Заслуженный артист России — о втором сезоне сериала «Горюнов», нетерпимости к халтуре и новом поколении актеров
0
Максим Аверин: «Я снимался, а потом ненавидел себя за это»
Фото: PR-служба НТВ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С Максимом Авериным корреспондент «Известий» встретилась на съемочной площадке сериала НТВ «Горюнов. Корабль отстоя». Не углубляясь в нюансы сюжетной линии второго сезона (дабы зрителям было интереснее), артист остановился на перипетиях актерской профессии.

— В новом сезоне у вашего героя, командира атомной подводной лодки Павла Горюнова, возникнет немало сложностей...

— Да у него и в прошлом сезоне всё было не так уж просто. Интересно, когда персонаж неоднозначный. Я не очень люблю формулировки «хороший» или «плохой» — люди не бывают только плохими или только хорошими. Порой они обстоятельствами поставлены буквой «зю». А уже как человек из этого выкарабкивается, зависит от него самого. В этом и заключается его характеристика. А в принципе все мы — хорошие люди.

Максим Аверин: «Я снимался, а потом ненавидел себя за это»











— Как выкарабкиваетесь вы?

— Главное — не быть подлым. Я могу быть сложным, где-то категоричным. Особенно если вопрос касается работы — тут я не приемлю подход «ну ладно, как-нибудь». Я с уважением отношусь к людям, которые работают, и не приемлю халтуры. Для меня это главный показатель. Я стараюсь не работать с халтурщиками, а в обычной жизни — вообще с ними не общаться.

— На новом витке событий фильма Павла Горюнова понижают в звании, отстраняют от должности, да еще и ссылают на ржавеющее, непригодное для выхода в море судно. Представляете, если бы так же поступали, например, с актерами? Лишали звания народного артиста, ссылали в окраинный театр...

— Бывает похлеще, чем просто ссылка в плохой театр. Это когда публика перестает тебе верить. Если ты относишься к профессии без чести и достоинства, зритель этого не прощает и сразу отворачивается. Для меня это невозможно.

Как соблюсти эту грань — не заискивать перед публикой, не идти у нее на поводу, а достойно нести свою роль и заставлять зрителя уважать себя? Только своим трудом. Любая профессия сложна. Легкий труд — только у тех, кто относится к нему с абсолютным равнодушием. Но таких людей гнать надо.

— А с помощью пиара можно заставить себя уважать?

— Зачем мне пиариться, ходить по презентациям? Какой толк от этого? Мне интереснее сходить на спектакль коллег, посмотреть кино или выставку, съездить в Петербург. Это меня стимулирует — артист обязательно должен смотреть всё, потому что обязательно что-то для себя почерпнешь.

Когда есть чему учиться, от чего заряжаться, чем восхищаться, ты сам себя продлеваешь. Ну придешь ты в тусовку, и что там? К тому же я не очень люблю общаться с малознакомыми людьми. Я близким-то своим уделяю мало внимания — лучше уж я с ними посижу, поговорю.

Максим Аверин: «Я снимался, а потом ненавидел себя за это»











— Как вы при знакомстве с новыми коллегами проверяете, ваш этот человек или не ваш?

— Это сразу видно. Я сразу понимаю, кому что надо. И что нужно мне. Но стараюсь быть неконфликтным. Хотя могу и войти в конфликт — если понимаю, что один пашет, а другой позволяет себе расслабиться.

Максим Аверин: «Я снимался, а потом ненавидел себя за это»











— Вы не гонитесь за гонорарами, но требуете, чтобы роль была стоящей. Бывало, что, несмотря на свое чутье, ошибались?

— Были в моей жизни проекты, на которые я шел, потому что продюсер говорил: «Никто, кроме тебя, не сможет, только ты». Понимал, что роли там нет, но, поддавшись уговорам, снимался. А потом ненавидел себя за это.

Нужно заниматься только тем, в чем уверен, понимая, что в этом ты будешь профессионалом. Надо не стремиться быть лучше всех, а просто делать свою работу хорошо. Этого я бы пожелал всем, а если лезть не в свое дело, получается ерунда.

— Режиссерские ряды пополняются, но по-настоящему хорошее кино делают, как правило, одни и те же люди. Есть те, с кем вы никогда не стали бы работать?

— Это для меня уже прошедший опыт. Профессия режиссера сейчас настолько нивелирована, зависима от продюсера и еще массы всего… Я больше переживаю за молодежь, которая идет в режиссуру. Можно здорово научиться техническим вещам — технологии сейчас на высшем уровне. Но для меня режиссер, как говорил Сергей Апполинариевич Герасимов, — это старшинство мысли. Можно быть сколько угодно опытным в профессии, но мне интереснее, когда я чего-то не умею, а дать это мне может только режиссер.

Максим Аверин: «Я снимался, а потом ненавидел себя за это»











— Что скажете о молодом поколении актеров, за обучение которых вы недавно взялись?

— Я очень люблю наблюдать за людьми. Надо смотреть — вдруг что увидишь. А как еще? Откуда еще черпать этот опыт? Наглость — хорошее качество для артиста, а самоуверенность — плохое. А я иногда смотрю на молодых актеров и думаю: «Ага, всё с вами понятно». Сразу начинаю понимать, кто на сколько потянет, где чей потолочек.

Иногда приходит молодой артист, а у него взор, как у совы: охват 360 градусов, живой такой, везде смотрит, всё видит. А иногда бывает — ему 20 лет, а он уже дед. Они вообще все немножко ветераны в свои 20 лет.

Молодость — во многом круче, чем талант. Но она уходит, и приходит опыт. Опыт не в том смысле, что ты всё умеешь, а в том, что помогаешь себе продлить интерес к жизни. Особенно интересно, когда молодые начинают говорить: «Ой, я так устал». Да как можно в 20 лет слово «устал» произносить? Мне 40, и для меня оно неприемлемо до сих пор.

Справка «Известий»

После окончания с отличием Высшего театрального училища им. Б.В. Щукина Максим Аверин 18 лет проработал в театре «Сатирикон», который покинул в июле 2015 года. Играет в антрепризах, снялся более чем в 40 фильмах, в их числе — «Глухарь», «Склифосовский», «Фурцева» и др. Преподает актерское мастерство в Академии кинематографического и театрального искусства Никиты Михалкова.

Комментарии
Прямой эфир