Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Эрнст хотел, чтобы на его могиле стоял только православный крест»

Друг скульптора, галерист Феликс Комаров о последней воле Эрнста Неизвестного
0
«Эрнст хотел, чтобы на его могиле стоял только православный крест»
Фото: ТАСС/Виктор Великжанин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

10 августа не стало Эрнста Неизвестного. Скульптор умер в больнице Нью-Йорка, ему был 91 год. Друг и соратник Неизвестного, галерист, член Рокфеллерского клуба Феликс Комаров рассказал «Известиям» о последних днях скульптора. 

«Эрнст хотел, чтобы на его могиле стоял только православный крест»​​​​​​​

— Феликс Романович, когда вы в последний раз общались с Эрнстом Неизвестным? 

— За неделю до его смерти. Я звонил в Нью-Йорк, где жил и работал Эрнст в последние годы. Мы говорили о готовящейся выставке в Воронеже. Она запланирована на второе сентября, я понимал, что Эрнст угасает, и мы с ним торопились. Теперь эта выставка станет первой посмертной выставкой Неизвестного. 

— Чем был занят скульптор в последние дни? 

— Он жил. В последнее время это давалось нелегко, лепить он уже не мог, ему было очень трудно работать руками. Однако он продолжал рисовать. В последние дни создал несколько графических работ, своих любимых кентавров, конечно же. Мы много разговаривали. У него была своя особая философия, и из всех философов он признавал только себя. Но рассуждал глубоко, мудро, интересно.  

— Где похоронят Неизвестного?

— В Нью-Йорке. Я знаю, что супруга планирует отпевать в Манхэттене в русской церкви, а похоронить хотят на океанском острове Шелтон-Айленд, где Эрнст любил, творил и был счастлив. Там же находится парк его скульптур, но его похоронят не в парке, а поблизости. 

— Существуют ли особые распоряжения скульптора по поводу похорон? 

— Только одно. Он просил, чтобы на могиле не устанавливали никаких памятников, а только русский православный крест. Самый простой крест. После переезда на другую половину земного шара он не ожесточился, не потерялся. Остался самим собой, до конца жизни считал себя россиянином. 

— В конце января вы успели сделать выставку Неизвестного в Манеже. Скульптор не смог на ней побывать. 

— Выставка называлась «Эрнст Неизвестный. Возвращение в Манеж». Я отправлял ему фотографии и пленки. Он позвонил мне ночью и дрожащим голосом сказал: «Фелюня, спасибо». Для него было большим счастьем узнать, что в жизни всё закольцевалось.

— Он вернулся в Манеж, из которого когда-то был изгнан Хрущевым. 

— Да, это было и возвращение, и торжество исторической справедливости. Ведь именно там  Хрущев и его клика пытались опустить Эрнста ниже плинтуса. В 1962 году, на выставке в Манеже в честь 30-летия МОСХа, Неизвестный был оскорблен. Однако на все оскорбления просто ответил Хрущеву: «Кто вам сказал, что вы разбираетесь в искусстве? Не верьте этому человеку. Он ваш враг». 

— Потом он был исключен из Союза художников СССР и лишился каких-либо заказов, но все-таки Хрущев завещал Эрнсту сделать надгробие. 

— Да, он понял масштаб личности и завещал, видимо, чувствуя вину.

Объективно говоря, Неизвестный считается одним из лучших скульпторов России. Неслучайно ведь, когда Генри Муру, величайшему скульптору, предложили сделать выставку в ООН, он, не задумываясь, попросил, чтобы вместе с ним выставлялся Эрнст. Между ними есть диалог, схожесть, но в отличие от Мура, Эрнст более рубленый. Его работы — это, как сейчас говорят, жесть.  

— Какая лучшая работа Эрнста, на ваш взгляд?

— Он сам. Он с большим трудом сделал себя сам, своими руками. Он переехал из Екатеринбурга в Москву, он был ранен в войну, да что ранен, его убили. Санитары бросили его в морге, но гипс треснул, он очнулся и застонал. Потом — был скандал с Хрущевым. Потом — переезд в Нью-Йорк. Трудно переехать из Екатеринбурга в Москву, а из России в Америку — еще сложнее. Но он остался собой, не потерялся, не бросил начатое дело. По всему миру стоят его работы, которые останутся после смерти мастера. И еще показателем его жизни служит то, что она удивительным образом закольцевалась. Так было и в истории с Хрущевым, так было и в его последнем, накануне смерти, возвращении в Манеж, откуда его когда-то изгнали. 

— В вашем столичном офисе находится портрет Эрнста Неизвестного. Что это за работа?

— Это последний портрет Эрнста. Художник неизвестен, но Эрнсту понравилась эта работа. Возле того портрета я положил красные розы. Хотя, как сказал бы Эрнст, цветы нужно нести мастеру при жизни...

Читайте также:

Эрнст Неизвестный: «Если ты не пророк, то ты не художник»

Умер скульптор Эрнст Неизвестный

Комментарии
Прямой эфир