Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Два знака бесконечности

Коллеги — о народной артистке России Зинаиде Шарко, ушедшей на 88-м году жизни
0
Два знака бесконечности
Фото: ТАСС/Валентин Соболев. Спектакль «Сколько лет, сколько зим!» по пьесе Веры Пановой. Постановка Георгия Товстоногова. Актер Кирилл Лавров — Сергей Бакченин, актриса Зинаида Шарко — Ольга Шеметова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Геннадий Тростянецкий, режиссер:

— В самом конце 1990-х я стал репетировать в Пушкинском театральном центре «О вы, которые любили…» — спектакль, подсказанный воспоминаниями современниц Пушкина. Играли пять известных петербургских актрис: с таким расчетом, чтобы в биографии каждой был человек, чье участие могло быть сопоставимо с участием Пушкина в судьбе их героинь. Зинаида Максимовна, творческую судьбу которой определил Георгий Александрович Товстоногов, играла цыганку Таню и была лидером в этом квинтете.

«Я товстоноговка» — когда я услышал это от Зинаиды Максимовны, моя диафрагма словно расширилась до мировых пределов. Настолько значительно это было сказано. С гордостью, достоинством, но и чувством иронии, присущим Шарко. 

Благодаря фильму «Пять вечеров» володинская Тамара — это Гурченко. А для ленинградцев нескольких поколений Тамара — это первая исполнительница роли Зинаида Шарко. У Товстоногова она пела «Миленький ты мой, возьми меня с собою», и ее голос звучит в памяти многих театральных зрителей до сих пор.

На репетициях «О вы, которые любили…» я предложил Зинаиде Максимовне спеть этот гитарный романс. «Как это возможно, Гена?» — «Но вы же товстоноговка». — «Стоп. Я поняла». И она спела так, что на спектаклях воцарялась тишина и зал слушал, затаив дыхание. Спела, связав прошлое цыганки Тани со своим прошлым и своим настоящим. Этим философским даром связывать «нить времен», поднимая героев на высоту, обладали актеры Товстоногова.

В последние годы Зинаида Максимовна болела и я не мог занимать ее в своих спектаклях. Но что бы и где бы я ни ставил и с какой бы актрисой ни работал, образ Зинаиды Шарко постоянно был у меня перед глазами. И когда я встречался со зрителями, обязательно рассказывал о ней.

Сейчас я испытываю высочайшее чувство. Она ведь умерла на 88-м году жизни. А это два знака бесконечности. А значит, Зинаида Максимовна всегда жива для нас.

Елена Алексеева, театральный критик, директор издательства «Балтийские сезоны»:

— Вроде бы грех жаловаться: Зинаиде Максимовне был отпущен долгий век и разнообразная счастливая жизнь. Со множеством утрат, горестей, но — счастливая. Как она сама пикировалась с первым мужем: мол, из моих мужчин можно собрать лучший в мире театр… И с сыном Иваном повезло, и с внучкой Машей, и с правнуками. Хотя она была далеко не идеальной мамой и бабушкой. Она была Актрисой. И сыграла столько и так, что позавидует любая звезда. Собственно, она и сама была звездой, но светила не всегда вовремя, что от нее не зависело.

Труппа БДТ в эпоху Товстоногова изобиловала грандиозными талантами, среди которых была Шарко. Сегодня это странно звучит: их было так много, что порой суперактрисе не хватало достойных ее ролей. Выручало, конечно, телевидение. А после ухода Товстоногова — еще и антреприза.

В частности, «Приют комедианта», где она сыграла Сару Бернар и героиню пьесы Людмилы Разумовской «Владимирская площадь». В БДТ для нее возобновили «Кошки-мышки», которым, конечно, было тесно на малой сцене. И исполнительницы жаловались друг на друга. Людмила Макарова в свои 90 говорила: «Я-то могу играть, а вот Зина почему-то всё время болеет!».

Зину, однако, болезни даже бодрили. Помню, что большую часть своей книги «Мои анкетные данные» (которую мы с ней все-таки выпустили к ее 85-летию) она дописывала после тяжелой операции: раскладывала листочки с рукописью по всей комнате и огорчалась только тому, что «шов мешает».

Последний раз я видела Зинаиду Максимовну в больнице, куда она попала после, по ее выражению, «маленького инсультика». Казалось, что с головой плохо, память подводит. При этом она тут же начала в деталях вспоминать о репетициях «Дачников», когда у Товстоногова с артистами возник конфликт... Ей было что вспомнить. И низкий ей поклон за то счастье, каким она одарила нас.

Комментарии
Прямой эфир