Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Галина Чурак: «Выставка Айвазовского несет светлый заряд»

Куратор экспозиции в Третьяковской галерее — о полотнах, корабельных экспонатах и электронных путешествиях великого мариниста
0
Галина Чурак: «Выставка Айвазовского несет светлый заряд»
Фото автора
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

29 июля, в день рождения Ивана Айвазовского, в Третьяковской галерее открылась посвященная художнику выставка. По прогнозам специалистов, интерес зрителей к ней сопоставим с паломничеством на выставку Серова. На вопросы корреспондента «Известий» ответила куратор экспозиции, заведующая отделом живописи конца XIX – начала XX века доктор искусствоведения Галина Чурак.

— Сколько полотен вы представляете?

— 175. Из них 120 изображают море. Море — стихия Айвазовского, его любовь. 55 полотен, на которых нет моря, — так называемые сухопутные пейзажи. Они тоже очень выразительны. А всего на выставке порядка 200 экспонатов.

— Какие музеи поделились своими фондами?

— Русский музей, несколько дворцов-музеев под Петербургом — Царское Село, Петергоф и Павловск. А также Центральный военно-морской музей и Феодосийская картинная галерея. Я как куратор выставки сочла, что участие Феодосии — родины живописца — очень важно. Таким же важным мне представляется участие Национального музея Армении из Еревана. Айвазовский, армянин по национальности, много помогал своим соотечественникам.

— Что кроме картин увидят посетители?

— Военно-морской музей любезно предоставил не только живописные работы Айвазовского, но и работы из так называемого корабельного фонда — несколько моделей кораблей и подзорные трубы, которые принадлежали флотоводцу адмиралу Лазареву. Штурвал корабля, глобус звездного неба, очень красивые компасы — всего 15 рукотворных, с большой любовью сделанных предметов.

— Как они вписываются в контекст живописи?

— Это — украшение выставки и необходимое пояснение к биографии художника. Айвазовский сам не раз совершал морские плавания. Прекрасно знал и корабельный быт, и устройство кораблей, и всю корабельную оснастку.

— Говорят, на выставке есть паспорт с отметками о его путешествиях...

— Нет, к сожалению. Этот раритет хранится в Феодосийской картинной галерее в рукописном отделе. Но мы представляем путешествия Айвазовского в электронном виде. Он посетил более ста городов, а может быть, и более — невозможно все учесть. Сделали компьютерную программу — надеюсь, она у нас заработает.

— Выставка только что открылась, а слухов о ней уже множество...

— Очень хорошо, мы будем рады, если люди придут. В целом выставка производит очень светлое впечатление. Какие бы бури там ни изображались, какие бы штормы на нас ни обрушивались, экспозиция Айвазовского несет в себе положительный заряд.

— Почему свои полотна он писал по памяти, в мастерской, хотя жил у моря?

— Айвазовский считал, что движение волны, дуновение ветра, луч света, падающий на волну, невозможно писать с натуры — каждое мгновение всё это меняется. Только память художника может удержать впечатления.

— Говорят, он был коммерческим мастером, хорошо просчитывающим свою выгоду.

— Да, это в нем было. Но были и щедрые деяния для земляков-феодосийцев. Из своего имения он провел водопровод в город —  50 тыс. ведер воды в сутки. Если в Феодосии жили тогда самое большее 10–15 тыс. человек, сосчитайте, сколько на душу воды приходилось.

— По пять ведер.

— Вот. А Феодосия всегда страдала от отсутствия питьевой воды, ее собирали по каплям. Водопровод он провел в водозаборные фонтаны, к которым каждый мог прийти за водой. Горожане называли его добрым гением Феодосии и были ему безмерно благодарны. Бульвар Айвазовского, улица Айвазовского, набережная Айвазовского — эти наименования появились еще при его жизни. Он также построил библиотеку, подарил городу картинную галерею, собирал артефакты древней истории. Способствовал проведению железной дороги и расширению торгового порта. 

— Когда он всё успевал — при таком-то размахе художественной деятельности?

— При жизни у него было 120 персональных выставок и в России, и далеко за ее пределами. Чаще всего он делал их с благотворительной целью. Картины продавал, доходы жертвовал в пользу пострадавших от неурожая, студентов, воинов, вдов и сирот. Это был человек, который не шумно, не броско, но по всей жизни пронес способность делать добро.

— Ваши коллеги уверены, что выставка Айвазовского будет глобальным явлением в культурной жизни столицы.

— Думаю, так и случится. Хотелось, чтобы она принесла людям радость, которую сам художник получал от своего творчества. Он работал не натужно, легко. Импровизировал на холсте. Эта легкость ощущается и сейчас, хотя со дня его смерти прошло 116 лет.

— Если будет наплыв посетителей, Третьяковская галерея справится?

— Нам кажется, что сейчас всё разумно и правильно продумано. Билеты уже недели три продаются на нашем сайте — на определенный день и час. Пуск на выставку — пошаговый, через каждые полчаса. Но эти получасовые сеансы не ограничивают время пребывания, они должны помочь урегулировать движение, чтобы не было очередей.

— Двери, снесенные во время выставки Серова, вы не укрепляли?

— Это дело наших хозяйственных служб. Думаю, что ничего экстраординарного не произойдет.

Комментарии
Прямой эфир