Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Преодолевая зависимость

0
Преодолевая зависимость
Фото: ulkm.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После введения санкций и падения курса рубля современные западные производства стали активнее «приходить» на территорию Россию, причем заводы открываются не только сборочные, но и использующие российские комплектующие. Что дает локализация иностранных компаний нашей стране и какими мерами этот процесс поддерживает правительство РФ?

В этом году тема локализации иностранных производств в России оказалась одной из самых обсуждаемых на Международной промышленной выставке «Иннопром-2016». По данным компании Ernst & Young, увеличивать долю российской продукции в производстве готовы 58% участников исследования, ответивших на вопрос о планах по использованию российских компонентов и сырья. При этом для компаний крайне важно, чтобы российские партнеры были в состоянии обеспечить соответствующее качество поставляемых компонентов.

«Ласточка» станет еще ближе

Эту же тему в ходе встречи министра промышленности и торговли РФ с главами иностранных торговых палат, отраслевых ассоциаций и объединений предпринимателей, осуществляющих деятельность в России, поднял Дмитрий Курочкин, вице-президент ТПП РФ. По мнению эксперта, локализации иностранных компаний — серьезный инструмент развития реального сектора экономики, и очень важно, чтобы ожидания российской и иностранной стороны здесь совпадали. В частности, в ответ на готовность зарубежного партнера идти на серьезную локализацию производства необходимо отвечать способностью российской стороны обеспечить необходимое качество российских комплектующих в выпускаемой продукции. «В наших интересах, чтобы организация иностранным инвестором производства в России сопровождалась его значительной локализацией, привлечением большего количества российских поставщиков», — констатировал Дмитрий Курочкин.

В ходе этой же выставки было заключено соглашение о локализации на территории России производства медицинской техники, предназначенной для предотвращения смертельных случаев от сердечно-сосудистых заболеваний, — дефибрилляторов. Соответствующий документ подписали Анатолий Слудных, генеральный директор Уральского оптико-механического завода, и руководство компании MEDIANA Co. Ltd. Практически одновременно стало известно о том, что уровень локализации производства электропоездов «Ласточка» на заводе «Уральские локомотивы» уже к осени составит 70% за счет оснащения отечественной автоматикой и системой торможения. В новой модификации «Ласточка-Премиум» содержание ключевых компонентов и систем российского производства будет доведено уже до 80%.

В погоне за качеством

В то же время промышленники признают: переход на местное сырье на начальных этапах всегда имеет свои издержки. Дело в том, что его качество еще нужно привести в соответствие со стандартами иностранной компании. Правда, спасает положение в данном случае то, что российские производители, как правило, готовы идти навстречу зарубежным партнерам, выступающим в роли стабильного и надежного покупателя.

«Стоимость сырья имеет для нас ключевое значение, — отметил Андрей Дэко, генеральный директор компании «Фройденберг Политекс». — Поэтому ищем местных поставщиков, чтобы быть устойчивее в период колебаний курсов валют. Если в 2006 году «Фройденберг Политекс» 100 процентов сырья завозил на заволжское производство из-за рубежа, то в 2015 году — только 20, и планируем снизить до 10–15 процентов. Если честно, вопросами локализации мы начали заниматься вопреки желанию штаб-квартиры».

Тем не менее вопрос локализации зависит от отрасли — адаптация возможна не в каждой сфере: бывает, что вообще не существует производства, которое могло бы стать поставщиком, бывают и непреодолимые проблемы с качеством. «Наше сырье — полиэфирное волокно, но мы используем вторичное, потому что первичного в России нет. Хотя первичное мы все же нашли в Белоруссии», — пояснил Андрей Дэко.

Еще сложнее, по словам участников рынка, обстоит дело с локализацией сторонних операций. «Мы занимаемся производством металлургического оборудования, поэтому проблем с сырьем — металлопрокатом — у нас нет, мы его берем у наших клиентов, чего нельзя сказать о локализации сторонних операций, — рассказал Павел Затравкин, генеральный директор «Даниели Волга». — Например, мы до сих пор не решили вопросы с высокоточным литьем; берем из-за рубежа подшипники и метизы, поскольку местное качество не соответствует нашим стандартам». И уж совсем плохо в нашей стране с локализацией таких направлений, как электроника и световая техника.

Минпромторг не дремлет

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по промышленности Владимир Гутенев уверен, что важную роль в активизации локализации иностранных производств в нашей стране сыграла политика протекционизма, проводимая Минпромторгом. «В частности, для сферы фармпромышленности правительство утвердило так называемое постановление «третий лишний», — пояснил депутат. Этот документ обязал государственного заказчика отклонять все заявки, содержащие предложения о поставке лекарственных препаратов, происходящих из иностранных государств (за исключением государств — членов Евразийского экономического союза), при условии, что на участие в конкурсе на определение поставщика подано не менее двух заявок, которые удовлетворяют требованиям документации о закупке и содержат предложения о поставке лекарственных препаратов, страной происхождения которых являются государства — члены Евразийского экономического союза. «При этом заявки не должны содержать предложений о поставке лекарственных препаратов одного и того же производителя либо производителей, входящих в одну группу лиц», — говорится в тексте документа. Тем же постановлением предусмотрено, что ограничения не применяются до 31 декабря 2016 года при закупке лекарственных препаратов, происходящих из иностранных государств, в отношении которых на территориях государств — членов ЕАЭС проводится упаковка лекарственных препаратов. «И вот уже 70% препаратов из списка ЖНВЛП (жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов) выпускаются на территории России», — подчеркнул Владимир Гутенев.

Не менее важную роль сыграл и федеральный закон «О промышленной политике в РФ». Документ регламентирует внедрение нового механизма государственно-частного партнерства — специальный инвестиционный контракт, который представляет собой трехстороннее соглашение между инвестором, регионом и Минпромторгом. В соответствии с контрактом инвестор создает, модернизирует или осваивает промышленное производство, важное для региона или для всей страны. Инвестор, претендующий на заключение такого контракта, должен документально подтвердить вложение в проект инвестиций в размере не менее 750 млн рублей. В свою очередь обе государственные стороны контракта дают гарантии, что в течение всего срока условия контракта меняться не будут вне зависимости от внесения поправок в федеральное и региональное законодательство. Например, если стороны договорились о пониженных или нулевых ставках налога, то даже если налог возрастет или появятся новые сборы, для данного предприятия в рамках проекта «правила игры» не поменяются. То же самое касается арендной платы за пользование государственным и муниципальным имуществом, в том числе земельными участками.

Все проекты контрактов должны проходить процедуру общественного обсуждения. Решение о возможности их заключения будет принимать специальная комиссия, в состав которой войдут представители Минэкономразвития, Минпромторга, Минэнерго, Минфина, а также промышленных, кредитных, общественных и научных организаций. Главным образом экспертное сообщество будет анализировать вопрос — способствует ли реализация этого контракта достижению целевых показателей и индикаторов госпрограмм.

В то же время локализация иностранных производств в России далеко не всегда обозначает стопроцентную выгоду для потребителей продукции, отмечают эксперты. «Возьмем, к примеру, фармацевтическую промышленность, производство генного инсулина, — говорит Сергей Калашников, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по экономической политике. — Казалось, производство препарата перенесено на территорию нашей страны, однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что своего инсулина у нас по-прежнему нет: у нас препарат только расфасовывается, сам же банк инсулина находится в Копенгагене». По мнению сенатора, говорить о стопроцентном импортозамещении в фармацевтике пока не приходится. «Да, многие иностранные компании открыли у нас фармацевтические заводы. Однако самой формулой лекарств мы как не владели, так и не владеем. Субстанции препаратов как не производили, так и не производим», — пояснил Сергей Калашников.

Комментарии
Прямой эфир