Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сокровища Третьяковской галереи стали аксессуарами. Фотолента

Посетители музея могут накинуть на плечи «полотна» Васнецова, Кандинского, Бакста, Лентулова, Якулова и Филонова
0
Сокровища Третьяковской галереи стали аксессуарами. Фотолента
Фото автора
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Третьяковская галерея представила коллекцию шелковых платков с репродукциями полотен Васнецова, Кандинского, Бакста, Лентулова, Якулова и Филонова. Отныне поклонники изобразительного искусства смогут приобрести на память уникальные вещи, которыми можно не только любоваться, но и пользоваться.

В тканевые репродукции переведены, к примеру, картина Лентулова «Астры» и работа Кандинского «Москва. Красная площадь» из подаренной Третьяковке коллекции Георгия Дионисовича Костаки. Он приобретал их, когда многим ценителям искусства произведения этих художников казались мусором. А «Кафешантан» Георгия Лентулова — подарок от арфистки, народной артистки СССР Веры Дуловой.

По словам директора галереи Зельфиры Трегуловой, в своем начинании Третьяковка следует традициям, давно сформировавшимся на Западе. Посещая сувенирные лавки европейских музеев, можно найти платки или шарфы с репликами произведений искусства.

— Довольно долго мы вместе со студией текстильного дизайна выбирали, какие полотна попадут на платки: хотелось разместить на них картины художников, работавших в разных стилях и направлениях, — сказала «Известиям» заместитель директора по научной работе Третьяковской галереи Татьяна Карпова. — Отказались от древнерусского искусства, от икон. Поставили задачу привлечь больше внимания к филиалу Третьяковки на Крымском Валу, к искусству XX века.

Перенести рисунок на ткань оказалось непростой задачей. Есть много нюансов — размер холста (не всегда он квадратный); специфика наложения краски на основу в зависимости от состава — шерсти или шелка; проблема воспроизведения оригинального колорита. А еще платок должен не скрадывать рисунок, а как бы играть им. Художники, работавшие над перенесением полотен на такие утилитарные вещи, как платки, можно сказать, создавали новые предметы искусства, но уже в декоративно-прикладном жанре.

— Ни одно произведение не перенесено на платок буквально — это не репродукции, а работа «по мотивам» с бережным сохранением «руки» и стиля автора, — рассказала «Известиям» руководитель московской студии текстильного дизайна Soltstudio Александра Калошина. — Шелк, шерсть имеют свои законы. На тканях иначе преломляется свет. Ткань драпируется, движется. Каждое произведение было переработано, чтобы не оставаться просто сувениром. 

Мечтой Александры Калошиной было перенести на шелк картины Врубеля, но художник не покорился мастерам по текстилю.

— Всё-таки у живописи есть своя энергетика, и Врубель не лег на ткань, — посетовала Татьяна Карпова. — «Демона» не брали, хотели «Сирень» перенести, но даже и эта работа не далась. Ведь платок должен быть к лицу его обладателю, украшать, а не подавлять.  

Рассматривая шелковые платки на подрамниках, хотелось бы оценить, насколько сувенирная продукция соответствует оригиналам. Было бы интересно сравнить картины и реплики. Но такое соединение оказалось невозможным. Вынести картины из постоянной экспозиции — архисложно. Однако купить элегантное воспоминание на память о музее можно уже сейчас. Цены — от 1800 до 7500 рублей.

Сокровища Третьяковской галереи стали аксессуарами. Фотолента​​​​​​​

Комментарии
Прямой эфир