Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Дэвид Шайнер: «Цирк дю Солей слишком погрузился в технологии»

Мастер клоунады и звезда Бродвея — о сотрудничестве с русскими артистами, создании нового шоу и минусах западного цирка
0
Дэвид Шайнер: «Цирк дю Солей слишком погрузился в технологии»
Фото: пресс-служба Росгосцирка
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Корреспондент «Известий» встретился со звездой Бродвея Дэвидом Шайнером за завтраком в центре Москвы. Вдохновленный итогами деловых переговоров с руководством «Росгосцирка», мастер, забыв о еде, рассказал о своей идее и ее реализации.

— Дэвид, я знаю, что вы собираетесь создать уникальное шоу в России при поддержке «Росгосцирка» — выступите режиссером и исполните главную роль.

— Да, мне нравится Россия, русский цирк и русские артисты, с которыми я много работал в Цирке дю Солей. Также я часто работал с русскими клоунами. Всё это вовлекло меня в мир русского цирка, поэтому я бы хотел создать шоу только для русских артистов. 

О своих идеях не хочу сейчас рассказывать, дабы другие их не украли (смеется). Но я могу сказать, что новое шоу покажет ранимость и, так скажем, «подлинность» русских артистов. Это будет цирк, но не в классическом его понимании. 

Артисты иногда знают, какой у них потенциал, а иногда — нет. И, как правило, чаще — нет. Я помогу им выйти на более глубокий уровень креативности. Хочу, чтобы они чувствовали, что это шоу принадлежит только им. Тогда оно станет более глубоким, человечным и эмоциональным.

Я не говорю, что русские никогда этого не делали. Но я хочу поделиться с ними опытом, который приобрел, начиная с работы на улице до Цирка дю Солей и театра в Нью-Йорке. В России хорошие цирковые традиции и, возможно, лучшие артисты в мире. Европа мне тоже нравится, но в России я чувствую, что молодые артисты не хотят делать Цирк дю Солей, они хотят свое русское шоу. 

— Кто выступил с предложением сделать шоу — вы или «Росгосцирк»?

— Я рассказал идею своему другу Александру Фришу. Он предложил встретиться с директором «Росгосцирка». И я согласился.

— Что Вадим Гаглоев вам ответил? Он удивился, что на него вышел бродвейский артист? 

— Конечно. Я спросил: «Когда мы начнем?». Он сказал: «Когда хотите».

— Вы возьмете в шоу только молодых или найдется место и для мэтров?

— Я возьму любого, кто будет хорош для этой идеи. Может, даже детей. Но с ними сложно работать, особенно в туре. 

— Я разговаривала с директорами многих российских цирков, которые считают, что именно в России зрелые артисты не уступают манеж молодым — продолжают выступать до пенсии.

— Для меня это не особо значимо — когда я был молодым, то нашел способ пробиться. Я думаю, что многие забывают, что в великолепном шоу артист не должен бояться показать свою человечность, страх, одиночество, печаль, радость, любовь. Самая сильная вещь, которую может сделать артист, — открыть свою душу.

— В одном из интервью вы упомянули, что Цирк дю Солей стал более техничным, но менее душевным. Почему вы считаете, что это плохо? Мы ведь живем в век технологий.

— Потому что душа — самое главное, что у нас есть. Технологии — это просто технологии, они не значат ничего. Они создаются, чтобы нам служить, но в итоге мы зависим от них и теряем чувство значимости каких-то вещей.

Можно создать шоу, которое будет стоить $70 млн, с необыкновенной техникой. Но оно никогда не будет сильнее, чем артист, открывающий всю правду о нашей человечности. Это именно то, что соединяет нас вне зависимости от политической ситуации.

У Цирка дю Солей одна проблема — они слишком погрузились в технологии. Получается, что артисты у них — наемные рабочие. Они создают прекрасное шоу, но что может быть интереснее, чем человечество? Когда люди плачут, смеются, когда они одиноки, когда они трогают своей ранимостью — ничто не может с этим сравниться.

— Вы говорили на встрече с «Росгосцирком», что российские цирковые династии слишком держатся за свои фирменные приемы и традиции. 

— Это глупо. Если мы не хотим меняться — будем страдать. Поддерживать одни только традиции — философская проблема. Живите тогда с вашими традициями, закрытыми семьями, но позвольте другим делать то, что они хотят.

Я думаю, что это всегда вопрос страха: что произойдет, если придет что-то новое?
Я всегда говорю: «Давайте просто сделаем всё на отлично». Все великие работы вначале были немножко анархией.

Справка «Известий»

Дэвид Шайнер начал свой творческий путь, выступая в образе мима на парижских улицах. В 1984 году после выступления на знаменитом фестивале Cirque de Demain приобрел международную известность. В1990-м выступил  соавтором программы Nouvelle Expérience  в Цирке дю Солей, с которой гастролировал в течение 19 месяцев в Канаде и США. В 2007 году в том же цирке  стал автором сценария и постановщиком гастрольного шоу KOOZA 

Комментарии
Прямой эфир