Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Даже лошадь за €11 млн не гарантирует золотой медали Олимпиады»

Старший тренер сборной России по выездке Инесса Меркулова — о медальных шансах в Рио-де-Жанейро и шестичасовых изнурительных тренировках
0
«Даже лошадь за €11 млн не гарантирует золотой медали Олимпиады»
Фото: Andrey Makhotin
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сборная России по конному спорту (выездке) впервые за долгие годы отправляется за медалью на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро. За несколько недель до старта Игр корреспондент «Известий» Тимур Ганеев встретился со старшим тренером сборной России, многократной чемпионкой России, двукратной победительницей центральной европейской лиги Кубка мира Инессой Меркуловой. В 51 год Меркулова не только тренирует сборную, но и продолжает самостоятельно выступать.   

— Сборная России по конному спорту пропустила Олимпийские игры-2012. После этого вы стали старшим тренером команды по выездке. Что вам удалось изменить?

— Сразу после Лондона я разработала кропотливый план для Министерства спорта, в котором говорилось, что мы должны получить две индивидуальные путевки на Олимпийские игры-2016. Я отметила в нем все престижные старты, которые мы должны достойно пройти, чтобы попасть в топ-50 рейтинга Международной федерации конного спорта. В итоге у нас все получилось. В Рио я поеду под 5-м номером рейтинга, Марина Афрамеева — под 39-м. Теперь нас ждет 2,5 недели ударной подготовки перед Бразилией. Лошадей надо выводить на пик формы. 

— Вам тяжело совмещать собственные старты с тренерской работой?

— Очень тяжело. Я привыкла концентрироваться только на своем результате, не смотреть на выступление соперников, быть одной. Когда выступает твоя команда, то ты должен находиться в центре событий: присутствовать на разминке, наблюдать за конкурентами, переживать за ребят. А ведь надо, чтобы нервная система выдержала еще и твой старт. Это большая психологическая нагрузка. Однако несмотря на все сложности, я продолжу совмещение. Я хочу реализовать свою мечту — взять олимпийскую медаль в командном виде. Уже на следующих Олимпийских играх в Токио я хочу, чтобы мы соревновались не только в личном зачете, но и в командном первенстве. 

— Какую задачу вы ставите перед собой в Рио?

— Потенциально мой конь может претендовать на медаль. Я приложу макисимум усилий для достижение этой цели, но при этом должно сложиться множество факторов: удачная транспортировка лошади, ее акклиматизация, не слишком жаркая погода. Золото, скорее всего, выиграет англичанка Шарлотта Дюжарден, а вот за серебро и бронзу будут биться много спортсменов. 

— Как будет проходить транспортировка лошадей в Бразилию?

— Финальную подготовку мы проведем в Голландии, откуда самолетом лошади будут отправлены в Рио. Они лучше переносят самолет, чем машину. В прошлом году они летели в Лас-Вегас 11 часов и всё было хорошо. С автотранспортировкой у нас всегда проблемы. Последний выезд на пятизвездочный турнир в Швецию стал для нас испытанием. Я могла лишиться и коня, и своего участия в Олимпиаде. На границе лошади простояли 12 часов в 30-градусную жару. У Мистера Икс была высокая температура, его била лихорадка. Чудом нам удалось избежать серьезных проблем и привести его в порядок. Шведский старт он пропустил, хотя мы были реальными претендентами на победу. После приезда с Игр я приложу свои усилия, чтобы решить вопрос перевоза лошадей через границу не как груз, а как спортсменов. Они должны иметь зеленый коридор. Буду надеяться на помощь нашей таможни. 

— Сколько у вас лошадей?

— В нашей конно-спортивной базе порядка 40 животных. Перед Играми у нас было несколько предложений о покупке наших основных лошадей. За Мистера Икс и Воска предлагали очень большие деньги, но мой муж принял решение их сохранить.

«Даже лошадь за €11 млн не гарантирует золотой медали Олимпиады»

— О каких суммах идет речь? 

— О миллионах евро. Точную цену я сказать не могу, она может подняться очень высоко. Мистер Икс и Воск были куплены молодыми у коневодческой фирмы в Курской области за небольшие деньги и были подготовлены до топ-уровня.

— Цена лошади может гарантировать победу на Олимпийских играх?

— Вовсе нет. Самая дорога сделка в выездке составила €11 млн. В 2010 году немецкий миллиардер купил у голландцев коня Тотиласа. Вместе с всадником Эдвардом Галом он был обладателем трех мировых рекордов в каждой из программ Больших езд. В Германии рассчитывали, что эти вложения оправдают себя золотой медалью. Но Тотилас вместе со знаменитым всадником Матиасом Раттом даже не прошел квалификацию и не попал в состав олимпийской команды. Когда меняется пара, то результаты могут быть непредсказуемыми. Таким образом, подобрать идеальную пару в выездке возможно сложнее, чем в фигурном катании.

— Во времена СССР мы постоянно завоевывали олимпийские медали в конном спорте.

— В СССР все лошади были государственными. Под спортсмена могли перебрать и найти любую лошадь. После распада Советского Союза в нашем виде спорта наступило безденежье. Хорошие лошади были распроданы, бесплатные школы приостановили свое существование, а в большом спорте остались единицы. Маленький кадровый резерв и отсутствие денег привели нас в такое положение. Сейчас обставнока в стране стабилизируется. У нас появилось много конно-спортивных баз, люди специально держат своих лошадей под спортсменов, сами всадники накопили денег, чтобы содержать своего спортивного партнера.

— В российском конном спорте есть меценаты?

— Марию Моденову финансирует президент федерации конного спорта России Сергей Маслов. Это дает свои плоды. В 2016 году она была признана лучшим спортсменом года в конкуре. Это практически единичный случай.  Увы, у нас нет налоговых льгот для тех, кто спонсирует спорт. Как только в России появится налоговое облегчение для меценатов, у нас не только повысится финансирование и уровень спортсменов, но и государству не надо будет выделять деньги на спорт.

— Министерство спорта как-то помогает вам?

— По мере возможности. В 2016 году нам выделили деньги, которых хватило на один иностранный этап и тренировочный сбор перед Рио. Конечно, хотелось бы больше. Когда я читаю про зарплаты футболистов, то становится немного не по себе. На весь конный спорт нам бы хватило €1 млн в год. 

— Игрок сборной России Олег Шатов жалуется на тяжелую профессию, объясняя это тем, что футболисты тренируются по 3–4 часа в день. Сколько тренируетесь вы? 

— Я тренируюсь минимум по шесть часов. За это время трижды переодеваюсь, так как одежду можно просто выжимать. Многие говорят, что наш спорт простой. Мол, лошади всё делают за тебя. Я предлагаю такому человеку проехать хотя бы 15 минут — ни у кого не хватает дыхания. При этом я не могу сбавлять свою нагрузку, иначе у меня не хватит сил. Мой максимальный отпуск — 10 дней, при этом большую его часть я провожу в бассейне. У нас единственный олимпийский спорт, где нет различия между женщинами и мужчинами. Мы соревнуемся на равных. 

— Как в конном спорте обстоят дела с допингом?

— Допинг-пробу у меня и у лошади берут практически каждый старт. За 25 лет в большом спорте я сдала огромное количество тестов и все они были отрицательные. Я — за чистый спорт. Считаю, что всё должно быть честно.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Комментарии
Прямой эфир