Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Интернет считаю самым большим злом в развитии человечества»

Актер Александр Балуев — о прогрессе, сострадании и нищих стариках
0
«Интернет считаю самым большим злом в развитии человечества»
Фото: ТАСС/Интерпресс/Сергей Бертов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Александр Балуев снимается в фильме режиссера Юрия Грымова «Три сестры: 120 лет спустя» по мотивам пьесы Чехова. С поистине народным (не по званию, а по сути) артистом встретился корреспондент «Известий».

— О своем герое — штабс-капитане Василии Солёном — вы отзывались как о катализаторе цинизма современного общества. В чем это выражается?

— Мы сегодня по всем каналам видим войну, смотрим за тем, как убивают людей, попивая чаек. Считаю это сверхцинизмом. Вот это и есть Солёный. Еще люди у нас всегда надеются на что-то вне зависимости от возраста. Я хочу сыграть про то, что у Солёного уже нет никакой надежды. Отжив свою жизнь, надо в этом признаться и не питать иллюзий. Да, жизнь, может, и не удалась, но тратить драгоценное время на философствование… Нужно просто ощущать сегодняшний момент, которого может и не быть.

— Неужели так сильно общество поменялось со времен Чехова?

— Черта сегодняшнего времени — отсутствие таких понятий, как сострадание, милосердие и взаимовыручка. В общем, как угодно называйте. Может, и не полное отсутствие, а исчезновение этих терминов в русской жизни. На смену приходит корысть, некое преобладание статуса. Чем человек выше над другими, тем более почетное место он занимает в обществе, которое, по сути, создается заново.

Вот это, считаю, и есть особые приметы нашего с вами бытия. Я же не впрямую играю Солёного, которого написал Чехов. Ровно, как и три сестры преобразились в постановке Юры Грымова. Это некое представление сегодняшних людей о том, как бы сложилась жизнь чеховских героев в наше время.

— Двигатель искусства — предложенная Станиславским игра в «если бы…».

— Да, мы решили пофантазировать на эту тему. Конечно же, сместились акценты пьесы. Собственно, картина и раскручивает это «если бы…» У Антона Павловича одна из героинь постоянно говорит, мол, давайте работать. Ну а чего, спрашивается, сегодня работать?!

Вот взять моих родителей. Они всю жизнь трудились, а потом пришли некие люди и сказали: всего, что вы заработали, больше нет, а вы нищие. Вот так же сегодня придет какая-то кучка людей, назовется реформаторами, и весь народ вмиг обнищает. У кого-то из пожилых от такой новости сердце не выдержит, кто-то самоубийством покончит, что очень часто происходило даже на моей памяти. В этом и есть «солёность» людей, их отношений, общества в целом.

— Как вам кажется, сегодня молодежь знакома с классической литературой?  Все-таки, чтобы понять замысел ваших «Сестер», нужно знать оригинал.

— Я общаюсь со школьниками и детьми своих друзей, и у меня возникает много вопросов к людям, которые отвечают за наше образование. Иногда складывается ощущение, что они отвечают только перед президентом. Однако в первую очередь они должны держать ответ перед людьми, которые доверяют им своих детей. 

Я не очень понимаю, чем была плоха система, по которой я учился. Мы сдавали обычные экзамены и, слава Богу, стали нормальными людьми. Другое дело, что ту систему не принимало мировое сообщество, но оно и новую систему не принимает. Всё равно, приезжая учиться в другую страну, ты вынужден сдавать дополнительные экзамены. Не буду углубляться в детали — мне кажется, у нас беда в целом с образованием, что уж говорить о классиках?!

— Иными словами, картина Грымова «Три сестры…» не для молодежи?

— Думаю, да. Увидев ее по телевизору, они спокойно переключат канал, будут смотреть «Дом-2» и всю остальную грязь, что льется с экранов.

— И тем не менее режиссеры вновь и вновь обращаются к классике. 

— Здесь несколько причин. В классике есть нечто настоящее. Современная же драматургия, может, и интересна, но зачастую не глубока, берет частные проблемы, не выруливает в философское обобщение. Оттого и возвращаемся к Чехову, Достоевскому, Толстому.

А еще, как мне кажется, сказывается интерес современного человека к своим прадедам. Откуда мы, сегодняшние люди, взялись? Я имею ввиду не физиологию, а нравственное происхождение. Это же не из будущего взялось, а из прошлого. А вот какое оно было? Есть люди, которые просто живут, едят, умирают и при этом не задаются подобными вопросами. А кинематографисты и люди искусства пытаются ответить на них посредством музыки, живописи, театра и т.д.

— Читал вашу кинобиографию. Одни актеры снимаются исключительно в сериалах, другие — в низкопробном, но высокобюджетном полном метре, третьи ищут сложные роли, где вычерчена судьба. У вас эдакий микс.

— Да, у меня есть роли в сомнительных фильмах и в то же время в картинах, снятых по классическим произведениям. Думаю, тут даже лукавить не стоит. Все мы понимаем, что как-то надо жить. Одни работы приносят деньги, в других фильмах, пусть и с небольшим бюджетом, снимаешься, потому что там интересная роль. Сегодня я уже могу выбирать и координировать этот процесс. Естественно, для актера важно, когда роль сложна и в ней есть второй план. Но зачастую такие картины не приносят дохода. Хотя я рад, что сейчас могу играть то, к чему у меня лежит душа. 

— Моя знакомая актриса однажды сказала, что у любого человека искусства должна быть болевая точка, иначе ему нечего будет сказать.

— Да, абсолютно согласен. Меня многие вещи сегодня тревожат. Я не могу изложить всё по пунктам, но очень настораживает внедрение в сознание нашего человека абсолютно чуждых ему атрибутов. Я понимаю, что этому есть оправдание. Оторванность от мировой цивилизации и, как итог, разрушение железного занавеса привели к вплеску в наше с вами общество всей грязи и гадости, что существует в мире.

Интернет я вообще считаю самым большим злом в развитии человечества. На что этот прогресс направлен? Вы знаете? Я — нет. Я порой даже готов установить (хотя и понимаю, что это неправильно) некий ценз в развитии. Не случайно же появляются пометки вроде «12+». Человека с неокрепшей психикой возможность увидеть всё что угодно может лишить нормального восприятия мира. 

Еще болит душа за то, как живут в нашей стране старики. У меня это вызывает стыд. Правда, ведь очень стыдно, когда люди, отдавшие свои самые активные годы стране, живут в нищете. А такие же старики буквально в 2 тыс. км живут по-другому. Почему у нас не так? Не знаю. Много вопросов, в общем. Я прихожу в несогласие с социумом.

Комментарии
Прямой эфир