Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Министры экономики и финансов не поделили правила бюджета

43 губернатора, 9 членов правительства и 6 депутатов Госдумы обсудили за завтраком на Петербургском международном форуме, есть ли жизнь после нефти
0
Министры экономики и финансов не поделили правила бюджета
Фото: РИА Новости/Максим Блинов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Утро на форуме в пятницу началось с одного из самых ожидаемых и традиционных событий – делового завтрака Сбербанка «Есть ли жизнь после нефти?». Вкусные блюда модного ресторанного дома оказались приправлены горячей дискуссией о том, что будет с нефтью, Родиной, экономикой. Особенно отличились экономический и финансовый (его поддержал также бывший глава Минфина Алексей Кудрин) блоки правительства. 

Они поспорили о том, должен ли бюджет формироваться в зависимости от нефтяных цен, а также нужны ли стране резервы? Дискуссия развернулась в ходе обсуждения главной проблемы современности – стоит ли России и дальше полагаться на стоимость сырья или уже активнее развивать технологичные отрасли, чтобы максимально избавиться от нефтяной зависимости. И хотя пресловутое словосочетание про нефтяную иглу не упоминалось ни разу, но этот образ так и витал в воздухе. 

Модератором дискуссии и ведущим завтрака Сбербанка традиционно выступил его глава Герман Греф. Он с гордостью отметил солидный состав присутствующих – «43 губернатора, 9 членов правительства и 6 депутатов Госдумы». Герман Греф не усомнился, что представить жизнь экономики без нефти невозможно, с сырьем, которое обеспечивает 25% поступлений в ВВП, связываются и инвестиции, и потребление. Однако, заметил глава крупнейшей кредитной организации страны, очень важно понять дальнейшую роль, которую будут играть нефть и цены на нее в ближайшем будущем.

– Существует две точки зрения. Первая – ее придерживаются нефтяники, – что жизнь с нефтью будет вечно и никуда она не денется. Вторая – уже к 2030 году альтернативные технологии станут сопоставимы по цене и более эффективны с точки зрения производства. Поэтому потребление нефти и газа в качестве основных источников энергии будет уходить на второй план, – отметил Герман Греф и добавил, что, конечно, роль углеводородов будет велика и в дальнейшем, поскольку опасения конца прошлого века о конечности запасов не оправдались. – Производство растет, но растет и спрос.

После этого модератор завтрака задал три вопроса, которые и должны были обсудить участники мероприятия. Первый – как мы видим роль нефти и газа? Второй – готовность России и экономики страны к тому, что цены на сырье в течение долгого времени будут оставаться стабильно низкими. Третий – угрозы со стороны развития альтернативных технологий. В частности, он привел опыт Китая, компартия которого взяла курс на то, чтобы уже к 2020 году 50% общественного транспорта работало на электричестве.

– Идти ли нам по пути стран, которые развивают инновации или «пытаться уловить за хвост нефтяную эпоху»? – на этом животрепещущем вопросе, в котором подчеркнул свою приверженность прогрессу и технологиям, он передал слово, собственно, тем людям, которые за нефть в ответе.

Министр энергетики Александр Новак горячо поддержал возобновляемые источники и даже заявил, что ведомство при формировании стратегии развития энергетики РФ учитывает современные тенденции по распространению возобновляемых источников энергии, увеличение использования электромобилей. 

– Структура энергобаланса постепенно и неуклонно сдвигается в сторону неуглеводородных источников. В течение 10 лет их доля повысилась с 0,3% до 3%. И дальше темпы увеличатся. В ближайшие 10 лет доля углеводородных источников снизится с 84% до 78%, – рассказал Александр Новак.

Однако, не сомневается он, пока нет прорыва в технологиях, углеводороды в период до 2040 года будут основным источником энергии. И для России важнее повышать эффективность добычи за счет внедрения новых технологий.

Глава Royal Dutch Shell Бен ван Берден пошел дальше в прогнозах, заявив, что огромное количество нефти и газа будет и во второй половине века. Более того, он уверен, что будущее именно за природным газом, спрос на который растет в два раза быстрее, чем на нефть. О других альтернативных источниках, по крайней мере, в текущей ситуации, глава Shell высказался так – инвестировать надо, но в ограниченном количестве, не возводя в приоритет. Поскольку дохода они не приносят, а дивиденды платить надо.

По словам Бена ван Бердена, 10 крупнейших компаний, которые специализируются на альтернативных технологиях, ни разу не заплатили своим акционерам, поскольку еще не вышли на прибыль. При этом о значимости нефти, в том числе и для России, он высказался просто и по-капиталистически практично:

– Мы будет продолжать инвестировать в Россию, потому что вне зависимости от того, что думают политики, ни география, ни геология не меняются, и в этой стране очень хорошие позиции с точки зрения геологии, очень сильный рынок, и это всегда будет.

После выступлений тех, кто отвечает за добычу, в полемику вступили те, кто распределяет нефтегазовые доходы. Глава Минфина Антон Силуанов предложил более жестко подходить к формированию бюджета, и чтобы обезопасить его от колебаний цен на нефть, перестать ориентироваться на прогнозы, основанные на ожиданиях.

– С точки зрения госфинансов, мне кажется, абсолютно понятно, что надо делать: надо перестать гадать, какой будет нефть завтра, послезавтра для определения наших прогнозов. Мы сами создаем себе шоки, сами создаем проблемы для бюджета, экономики, курса, денежно-кредитной политики, потому что сами хотим надеяться, что вдруг что-то такое случится, нефть вернется к $100 за баррель, повысят зарплаты, пенсии, и начинаем закладывать это в наши планы, – объяснил он.

Глава Минфина уверен, что сейчас мы расплачиваемся за недостаточную жесткость бюджетной политики предыдущих лет, поэтому нужно за  основу брать структурную цену на нефть в $40-50. И планировать финансовые возможности, исходя из этих показателей.

На это жестко возразил глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, который заметил, что можно вообще «исходить из показателя 0 или 10, и тогда все будет еще лучше с расходами. Он отметил, что вообще существование резервных фондов – следствие неэффективного управления, когда «средства прячут в кубышку, чтобы избежать соблазна потратить на что-то не то».

– Нам нужно не бюджетное правило, а правильный бюджет. Надо оставить все упражнения по ухудшению налогового положения производителей нефти и газа. Надо дать уже коллегам спокойно работать, – уверен Алексей Улюкаев.

Он также подчеркнул, что в бюджете не должно быть незащищенных и защищенных статей, все статьи должны быть защищены. И если статьи на инвестиции не будут урезаться, то мы сможем перейти к качественному управлению. 

Однако на этом спор двух блоков не закончился. Мячик поймал Алексей Кудрин, глава совета Центра стратегических разработок (ЦСР), который поддержал своего преемника Антона Силуанова. Он еще раз повторил, что необходимо ввести бюджетное правило. По его мнению, за увеличение расходов в зависимости от нефти мы расплачиваемся двукратной девальвацией, которая стала следствием снижения цен на нефть и использования резервного фонда для обеспечения повышенных расходов.

– Резервы (а именно Алексей Кудрин был отцом-основателем резервов Минфина – «Известия») были защитой от дешевого импорта, – заявил экс-министр финансов и высказал свое мнение о последствиях девальвации. – Честно скажу: обрушение национальной валюты больше чем в два раза - для экономических властей это позор, я считаю, ну и для страны.

По его словам, это будет следствием того, что многие страны ОПЕК признали ошибочной практику высоких цен, поскольку именно они позволили сделать рентабельной разработку альтернативных источников. Но если другие нефтедобывающие страны выдержат и $25 за баррель, поскольку себестоимость добычи, например, в Саудовской Аравии, $3-4, то для нашей страны с $4-6 это будет проблема. 

Комментарии
Прямой эфир