Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Соперники спрашивают: «Мы все тут бегаем, а ты где?»

Чемпион мира Сергей Шубенков — о подготовке к Олимпиаде в условиях отстранения российских легкоатлетов от международных стартов
0
«Соперники спрашивают: «Мы все тут бегаем, а ты где?»
Фото: РИА НОВОСТИ/Нина Зотина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Скоро, 17 июня, по всей видимости, будет принято окончательное решение — допускать или нет российских легкоатлетов к международным соревнованиям, а главное, к Олимпийским играм в Рио-де-Жанейро. Между тем, даже несмотря на режим спортивных санкций, летний сезон в нашей стране набирает обороты. Недавно в подмосковном Жуковском состоялся традиционный «Мемориал братьев Знаменских», где выступили многие лидеры сборной, в том числе действующий чемпион мира в беге на 110 м с барьерами Сергей Шубенков. А впереди чемпионат России в Чебоксарах. В интервью «Известиям» Шубенков рассказал, как готовится к Олимпиаде, и выразил уверенность, что обязательно поедет в Рио.   

— Сергей, «Мемориал Знаменских» для вас уже третий старт в сезоне, и, судя по вашей реакции, результатом вы не очень довольны?  

— Если бы Олимпийские игры проходили сейчас, то, как видите, я был бы к ним не готов. 13,40 секунды — не тот результат. То ли зажался, то ли расслабился, не знаю. На соревнованиях в Сочи, например, мне было полегче, потому что там два раза бежал, а здесь один. Ну не получается у меня с первого забега так, как я бы хотел, — на максимуме. Это моя хроническая проблема на самом деле.

— Прохладная погода, может, помешала?    

— Нет, когда мы вышли на дорожку, дождь закончился и всё было, как я люблю: свежо, без ветра. Просто немного засиделся на старте, немного не добежал до первого барьера, пошел прямой ногой его атаковать, второй нацеплял, насбивал, и так по мелочи набралось на всю дистанцию. Обидно. Но надо тренироваться и дальше готовиться. А в Сочи, кстати, первый забег у меня тоже не получился.    

— Если бы соревновались с соперниками топ-уровня, результаты сейчас были бы другими?

— Конечно. Когда бежишь в компании с сильными ребятами, а ситуация на сегодняшний день такова, что они бегут немножко быстрее, ты, конечно, тянешься за ними. Я всегда был за то, чтобы соревноваться с лучшими. Когда в 2011 году у меня был выбор — ехать на чемпионат мира, стопроцентно там отвалиться в предварительных забегах или ехать на Универсиаду и бороться за призы, — я, конечно, выбрал чемпионат мира. А сейчас выбора нет.

— Сегодня все в нашей сборной в один голос говорят о том, что, несмотря ни на что, готовятся к Олимпийским играм. Но 17 июня все равно может стать для всех новой точкой отсчета, согласны?     

— Это если с психологической точки зрения смотреть. А чисто методологически этот рубеж ни на что не влияет, как тренировались до этого, так и будем тренироваться.    

— А как вообще атмосфера в команде? Вы ведь наверняка друг с другом обсуждаете ситуацию? 

— Так я в основном дома, в Барнауле сижу, а когда приезжаю на сборы, нет такого, чтобы мы все как-то тесно друг с другом общались на эту тему. При встрече мнениями, конечно, обмениваемся… «А ты думаешь, скажут да? А ты думаешь, скажут нет?» На таком вот уровне. На самом деле никто ни в чем не уверен. Но все держатся.

— Если забежать вперед: ваши действия после 17 июня при самом хорошем раскладе?    

— Чемпионат Европы! Буду тогда к нему готовиться.   

— А при самом худшем? Будете бороться за свои права в судебном порядке, как, например, собирается это делать Елена Исинбаева?

— В каком-нибудь порядке определенно поборюсь, но как именно, пока не знаю. Какой-то я индифферентный на самом деле, ничего не планирую. Так что буду действовать по ситуации. Меня сейчас постоянно спрашивают: как вы находите мотивацию, зачем тренируетесь, раз нет никакой уверенности, и всё такое… Да нет у меня никакой неуверенности. Наоборот, я не сомневаюсь, что точно поеду на Олимпиаду. Не знаю, правда, еще в каком качестве, но я там буду. Я верю в здравый смысл тех, кто принимает решения.

— Вы ведь прекрасно владеете английским — с зарубежными соперниками как-то обсуждаете эту ситуацию? Очень много негативных высказываний в адрес наших спортсменов было за это время. Но наверняка есть и те, кто относится к случившемуся с пониманием?

— Вы знаете, многие исключительно доброжелательны. Я вам даже такую историю расскажу... Мне тут пишет ямайский барьерист Хансл Парчмент с этапа «Бриллиантовой лиги»: «Сергей, куда ты подевался? Мы все тут бегаем, а ты где?» Я отвечаю: «Ты не поверишь, нас отстранили». Представляете, они даже не в курсе!

— «Королева спорта» не заметила потери целой сборной…

— А кому это надо? По нам там точно никто скучать не будет. Стоит только остаться за бортом, и ты уже никому не нужен. Жестко, но, к сожалению, это так.

— Да, соперники сейчас находятся в более выгодной ситуации. Но, как сказала Даша Клишина, «ничего, мы только злее будем».

— Посмотрим. Все-таки мы взрослеем, умнеем, опыт приходит. В Лондоне я только-только вырвался в большой спорт и сразу попал на Олимпийские игры. По башке проехало — и всё. Сейчас уже такого не будет, конечно. И это даже не с этой ситуацией связано.

— Сергей, а если все-таки не сложится, хватит сил, мотивации до следующей Олимпиады добегать? 

— Других вариантов я даже не рассматриваю. Буду бегать столько, сколько бегается. Вот Киму Коллинзу (известный спринтер. — «Известия») 40 лет, жив-здоров и бегает — только похохатывает. Конечно, все мы тренируемся для того, чтобы показывать какие-то результаты, выигрывать медали. Но легкая атлетика для меня — это жизнь. Я, когда выхожу на соревнования, просто наслаждаюсь. Не то что мне не важно, где и с кем бежать, но для меня это в первую очередь праздник. А всё остальное…

В свое время я для себя уяснил: если ты выбрал дело жизни, то надо его делать с полной самоотдачей. В каждой профессии бывают ремесленники, а бывают художники. Вот надо художником быть.

Комментарии
Прямой эфир