Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Родственное «Анданте»

Федор Павлов-Андреевич подарил Людмиле Петрушевской тайные ритмы и внутреннюю музыку
0
Родственное «Анданте»
Фото предоставлено пресс-службой театра
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Спустя 40 лет после того, как драматург Людмила Петрушевская написала «Анданте», за постановку произведения впервые взялся ее младший сын — режиссер Федор Павлов-Андреевич.

— Это моя самая любимая пьеса на свете, я ее прочитал в 7 лет, а потом еще более 20 лет мечтал ее поставить, — рассказал «Известиям» Федор Павлов-Андреевич.

«Анданте» Петрушевская написала в 1975 году. С тех пор пьеса была поставлена всего несколько раз. Самая знаменитая постановка принадлежит Роману Виктюку — в 1985 году в его «Квартире Коломбины» на сцене «Современника» блистала Лия Ахеджакова.

Своему предшественнику Павлов-Андреевич не наследует, хотя и видел его спектакль в детском возрасте. Его постановка лишена реквизита, декораций, записанного звука. По сути, она даже сцены лишена — ее функцию выполняет крафтовая бумага.

Единственное, что можно принять за декорации и в данном случае они ими и являются — костюмы телесного цвета авторства художника Кати Бочавар. 

Родственное «Анданте»























— Катя называет их нарывами, шишками. Я — грибами, — пояснил «Известиям» режиссер спектакля. — А актер понял и освоил, что сегодня он жук или самка паука, которая кого-то съедает. Тут очень много интересных значений, которые могут «проснуться» в сознании у смотрящего. 

Поначалу не восприняла нестандартные костюмы и сама Петрушевская. Когда увидела их, сказала, что никогда не придет на этот, как его называют, «драмтанец без остановки» и запрещает его показывать. Но в итоге смилостивилась и даже провела за его просмотром вечер собственного 78-летия. 

Через простоту форм и с первого взгляда незамысловатую моторику режиссер пытается разбудить в своих зрителях тайные ритмы, особую внутреннюю музыку. Своей главной задачей он видит  поиск человека, который спрятан внутри каждого из нас: непосредственного, лишенного навязанных обществом неудобств и стереотипов, абсолютно свободного.

— На самом деле каждый человек такой, — уверен Федор Павлов-Андреевич. — Я надеюсь, что вскоре у нас вырастет другая публика, которая услышит его внутри себя. 

На протяжении двух лет, пока шли репетиции и подготовка постановки, сын Петрушевской не только помогал актерам осваивать строгую партитуру, но и учил дышать, занимался с ними йогой и различными практиками. 

— Дыхание — определенная подмога. Ты не можешь расслышать некоторые тайные вещи без определенной настройки. Я дышу с актерами, и потом они выходят на сцену с совершенно другим восприятием происходящего, — поделился с «Известиями» режиссер.

После окончания 50-минутного драмтанца, на сцену вышла именинница. Людмила Петрушевская исполнила  несколько песен из своего репертуара. Пение чередовалось с шутками и намеками на дружеское суаре для своих после выступления.

— Самое главное, чтобы что-то после тебя осталось — дети, внуки, правнуки, спектакли, картинки, песенки, — покидая зал, поделилась с «Известиями» Петрушевская.  

Комментарии
Прямой эфир