Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Мария Семушкина: «Мы оттолкнулись от дна и снова поднимаемся»

Президент фестиваля «Усадьба Jazz» — о возвращении в Архангельское, мощных сетах Паркера и успокоительной энергетике Гребенщикова
0
Мария Семушкина: «Мы оттолкнулись от дна и снова поднимаемся»
Фото: Сергей Мухин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Один из наиболее известных российских международных музыкальных фестивалей «Усадьба Jazz» 4 июня в подмосковной усадьбе Архангельское соберет на четырех своих сценах два десятка знаменитых и подающих надежды музыкантов. «Известия» пообщались с основателем и президентом «Усадьбы Jazz» Марией Семушкиной.

 Фестиваль возвращается на свое историческое место, в Архангельское. Опыт с московским Царицыно не удался?

— Одна из причин — эмоциональная. За 11 лет Архангельское для «Усадьбы Jazz» стало фактически родным домом. Мы прошли длинный путь. Наши техники знают там теперь каждый куст, понимают, где можно проложить кабель, как лучше проехать по территории усадьбы, как выстроить акустику и т.п. А Царицыно, где в прошлом году состоялся наш фестиваль, с самого начала оказалось сложной территорией и по энергетике, и по организации. В итоге прошлогодний фестиваль завершился для нас с большим финансовым «минусом». 

 Допускаю, что в этот момент ты подумывала о том, чтобы вообще закрыть фестиваль.

— Да, появлялись такие мысли. Двенадцать фестивальных лет казались неким завершенным циклом. После чего ты неожиданно опустился на дно. Помню, тогда все мои дети куда-то разъехались на отдых, а я в одиночестве приехала на свою старую подмосковную дачу. Успокоилась там, продышалась и решила, что от этого дна всё же нужно оттолкнуться и снова пойти вверх. И еще помогли разные люди, которые искренне меня убеждали, чтобы я не бросала проект, что он нужен им и еще многим, тем более что мы теперь привели «Усадьбу Jazz» и в другие российские города: Петербург, Сочи, Екатеринбург, Воронеж. В Сочи мы будем проводить в этом году фестиваль с 22 по 25 июня на «Розе Хутор», и в его рамках состоится еще и конкурс молодых исполнителей.

 Программа фестиваля для столицы и регионов отличается?

— Конечно, московская «Усадьба Jazz» более звездная. Бюджет фестиваля в других городах значительно меньше, и привезти, скажем, в Воронеж крупных западных хэдлайнеров нам не по карману. Но наш проект в регионах всё равно востребован, поскольку мероприятий подобного плана там практически нет, а публика, желающая такой атмосферы и музыки, — есть. Вот опять же Воронеж. Там есть прекрасный дворец принцессы Ольденбургской, перед ним красивая поляна, за ним целый парк. И мы наполняем это пространство стильной музыкой, представителями современного искусства, вкусной едой.

 На любом аналогичном европейском мероприятии и с алкоголем, по крайней мере с пивом, никаких проблем нет. Как ты решаешь данный вопрос в России?

— Надеваю красивое платье, крашу губы красной помадой и еду на переговоры с главным на конкретной территории полицейским начальником. Пытаюсь ему по-человечески всё объяснить. Подчеркиваю уникальность нашего фестиваля и интеллигентность публики. Удается достучаться. Нам дают разрешение. Да иначе мы бы совсем не справились. Как правило, у таких форумов именно пивные компании — основные спонсоры.

 Можно ли сказать, что сегодня «Усадьба Jazz»  это история уже не совсем про джаз?

— Соглашусь. Не совсем про джаз. Скорее про фьюжн. Мы стараемся «подобрать» всё интересное, что находится как бы между жанрами. Джаз в нашем названии подчеркивает определенную атмосферу фестиваля, его внутреннюю свободу.

 Приглашение «Аквариума» как хэдлайнера сцены «Партер» укладывается в концепцию фестиваля или это в большей степени для увеличения кассовых сборов? 

— Конечно, каждый раз мы думаем и о кассовых артистах, способных вписаться в стилистику фестиваля. Но основная публика «Усадьбы Jazz» их может и не очень принять. Например, у меня спрашивают: отчего вы не позовете Ивана Дорна? На мой взгляд, у него довольно интересная музыка. Однако не уверена, что он впишется в нашу атмосферу. И так по многим кандидатурам. Не так просто отыскать тех, кто способен создать органичный финал программы «Усадьбы Jazz». Это должен быть артист с мощью, способной объединить тысячи зрителей. В этот раз мы выбирали между Гариком Сукачевым и Борисом Гребенщиковым и выбрали «Аквариум». Захотелось именно такой энергетики, не столько угарной, сколько успокоительной.

 А знаменитый американский саксофонист Мэйсео Паркер, четверть века игравший с Джеймсом Брауном, стало быть, выйдет перед БГ?

— Да. Мы давно хотели его пригласить. В мире сейчас не так много легендарных звезд фанка, хранящих традиции стиля. А Паркер способен сделать мощный сет именно для главной фестивальной сцены.

 Прежде «Усадьба Jazz» проводилась в течение нескольких дней. Ныне уложится в один. Это следствие экономического кризиса?

— В общем-то да. Мы элементарно посчитали свои затраты, учли снизившуюся платежеспособность зрителей и поняли, что лучше сделать один ударный день, чем размазывать программу тонким слоем на весь уикенд. Но мы не исключаем, что в будущем вновь расширим регламент фестиваля до нескольких дней.     

Комментарии
Прямой эфир