Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Музей-усадьба Державина стал оперной площадкой

Слушая «Капельмейстера» Чимарозы и «Служанку-госпожу» Перголези, зрители ощутили себя в XVIII веке
0
Музей-усадьба Державина стал оперной площадкой
Фото: Олеся Савина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Музей-усадьба Гавриила Державина, одно из 99 культурных заведений Петербурга, откликнувшихся на акцию «Ночь музеев», впервые в своей истории стал оперной площадкой  — в особняке весело и элегантно разыграли музыкальное представление «И так и сяк, и там и здесь».

Основой вечера стали две «штучки» XVIII века: редко исполняемая в России моноопера Чимарозы «Капельмейстер» и мини-опера Перголези «Служанка-госпожа». К ним певица Наталья Павлова, инициатор представления, добавила несколько произведений из репертуара Вивальди в собственном исполнении.

— В музее-усадьбе Державина я выступала в декабре на культурном форуме, и пришла идея сыграть в этом чудесном старинном пространстве какое-то театральное представление, — сказала «Известиям» Наталья Павлова.

Павлова — потомок (пра-пра-пра-правнучка) Льва Пушкина, младшего брата поэта, часто исполняет «пушкинский» репертуар. Играла, в частности, в спектакле Анатолия Васильева «Каменный гость, или Дон Жуан мертв». Режиссер Денис Ширко, видимо, хотел «обыграть» знатное родство певицы: иначе как объяснить, почему в опере XVIII столетия Павлова вдруг появилась в «пушкинском» фраке и загадочно произнесла: «Все говорят: нет правды на земле…».

Действие вечера развернулось в двух соседних интерьерах. Оперу Чимарозы исполнили в Домашнем театре. Миниатюрный партер на 60 мест не вместил всех желающих. Единственную партию — капельмейстера, который во время репетиции журит «нерадивый» оркестр, спел итальянский баритон Марчелло Липпи. По замыслу Чимарозы, оркестранты «отвечают» на недовольные реплики капельмейстера — не голосом, конечно, а инструментальным соло, что создает ощущение диалога. Режиссер усилил напряжение между вокалом и музыкой, предложив Липпи и дирижеру Арифу Дадашеву вступить друг с другом в конфликт. Пантомимический.

Оперу Перголези исполнили в парадной зале, через которую входят в театрик. Зала — и места для публики, и игровая площадка — была поделена надвое. Что происходит на другой половине, зрители видели благодаря мониторам. Баритон Павел Быков в роли холостяка Уберто и Наталья Павлова в роли Серпины легко и изящно разыграли сюжет о служанке, завладевшей сердцем хозяина.

Несомненной удачей стало то, что режиссер пригласил «малорослых» артистов — Екатерину Чередник и Алексея Ингелевича (рост 1 м). Одетые в костюмчики авторства Михаила Шемякина, они соучаствовали героям; зрителям же — позволили ощутить себя при дворе XVIII века с его любовью ко всему необычному.

Комментарии
Прямой эфир