Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Штраф за продажу информации об умершем составит до 300 тыс. рублей»

Руководитель московского департамента торговли и услуг Алексей Немерюк — о «черных» похоронных агентах, усилении охраны кладбищ и законопроекте о регулировании ритуального рынка
0
«Штраф за продажу информации об умершем составит до 300 тыс. рублей»
Фото: РИА Новости/Сергей Кузнецов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Днем 14 мая на Хованском кладбище произошла драка с участием нескольких сотен человек, большинство из которых — выходцы из Средней Азии и Северного Кавказа. В результате 30 участников конфликта получили ранения, трое были убиты, 112 доставлены в отделы полиции. О причинах беспорядков на кладбище и новом законопроекте, который урегулирует рынок похоронных услуг, в интервью корреспонденту «Известий» Наталии Беришвили рассказал руководитель департамента торговли и услуг города Москвы Алексей Немерюк.

 После происшествия на Хованском кладбище был уволен его директор. Предвидятся новые увольнения?

— В данный момент не предвидятся. Основная претензия к директору была в том, что он не смог обеспечить должный порядок на прилегающей территории.

 Вы заявили, что будет заменена компания, которая следит за порядком на кладбищах. Чем новая охрана будет отличаться от прежней?

— Компания будет определена на конкурсной основе. Мы планируем усилить количество постов в полтора раза на крупных кладбищах Москвы, дополнительно вводим группу оперативного реагирования. Ну и в общем-то эта совместная межведомственная комиссия с полицией и миграционной службой поможет нам пресекать факты домогательств нелегалов до посетителей кладбищ.

 Почему вы акцентируете внимание именно на мигрантах? В потасовке на Хованском кладбище ведь участвовали и кавказцы?

— Разобраться в том, что пытались выяснить между собой выходцы с Северного Кавказа и Средней Азии, — задача правоохранительных органов. Это не относится к работе кладбищ. В ГБУ «Ритуал» работают только граждане России. Но само предприятие оказывает лишь, подчеркиваю, 10% услуг, а 90% — сторонние организации, которые в том числе используют труд приезжих.

 Почему надо было ждать этой драки на Хованском кладбище, чтобы организовать эффективный контроль?

— Мы регулярно взаимодействуем с полицией и миграционной службой. С Хованского кладбища недавно вывезли 300 нелегалов, и такие мероприятия проводятся регулярно. А, к примеру, три месяца назад директора Кузьминского кладбища побили мигранты. 

 Не верится, что сотрудники ГБУ «Ритуал» не замечали мигрантов на кладбище. Тем более если речь идет о сотнях людей.

— Конечно, на Ваганьковское они не пройдут. Но есть огромные кладбища. И когда 200 гектаров, а автобусы ходят внутри, то мигранты приезжают, заходят по одному-два человека, достают инструменты из пакетика... Причем они же шифруются, надевают жилетки, похожие на униформу ГБУ «Ритуал», и подходят к клиентам.

 В Госдуму должен поступить законопроект, который на федеральном уровне будет регулировать рынок ритуальных услуг. Как он повлияет на ситуацию?

— Мы совместно с Московской областью являлись инициатором этого законопроекта. Сейчас основная проблема — это продажа информации об умершем, она кормит порядка 1,5 тыс. «черных» агентов на территории города. В этом законопроекте предусмотрены штрафные санкции от 30 до 300 тыс. рублей за предоставление и продажу этих данных. При том, что за так называемый слив данных сейчас платят от 20 тыс. рублей.

Следующее, что предусматривает закон, — это институт лицензирования отдельных видов ритуальной деятельности и услуг. То есть должно быть жесткое разграничение — кто и какие услуги может оказывать. Также вводится единая федеральная система учета умерших и объектов похоронного назначения.

 Что это будет означать для населения?

 — Сейчас мы постарались создать максимально прозрачные условия сотрудничества между ГБУ «Ритуал» и жителями Москвы. Есть полный комплекс услуг, которые оказываются на договорной основе, начиная от установки памятника и заканчивая уходом за могилой. За два года в результате такой работы мы вернули в бюджет около 3 млрд рублей из теневого сектора. На мой взгляд, если такая практика распространится, то нелегальные или полулегальные компании не смогут навязывать свои услуги населению.

 На рынке ритуальных услуг будут работать только государственные предприятия? 

 — Да. Ведь фактически государство следит за кладбищем, охраняет его, чистит, а бизнес на этом делают компании, чья легальность вызывает сомнения, поскольку они используют труд мигрантов. Мы, например, содержим кладбище площадью 200 га, и имеем вокруг 50 компаний, которые навязывают сомнительные услуги.

 Есть ли дефицит мест на московских кладбищах?

— Нет. Мы в год предоставляем порядка 80 тыс. бесплатных мест. Плюс есть возможность купить право на семейное захоронение.

 Почему если человек умер, то цена на семейное захоронение вырастает в два раза?

— Это предложение антимонопольной службы. Мы даем участок без торгов и нужно соблюсти некую процедуру. Коллеги предложили коэффициент 2. По той причине, что вы пользуетесь этой услугой мгновенно.

 Как формируется цена на участки под семейные захоронения? Эксперты посчитали, что кадастровая стоимость в некоторых случаях занижена в 30 раз.

— Есть определенный механизм: за базу берется стоимость земли и на нее распространяются коэффициенты в зависимости от кладбища. Эту формулу разработали коллеги из департамента экономической политики.

 В этом году в Москве купили 25 участков под семейные захоронения, при этом восемь из них приобрел один человек. Как-то контролируется количество площадок, которые могут быть проданы в одни руки?

— Действительно, можно купить несколько участков, но для чего? Ведь кроме родственников вы там никого не сможете захоронить, а продавать их нельзя. Поэтому вы либо их вернете городу бесплатно, либо, если хотите, выращивайте там тюльпаны. 

 Есть случаи, когда места на кладбищах в Москве перепродавались по серым схемам или незаконно передавались?

— Мы пресекаем такие случаи. Например, был эпизод, когда за очень пожилого мужчину вышла замуж молодая особа исключительно с целью захоронить своего родственника на Ваганьковском кладбище. Она как жена формально на это имела право. Но дети этого мужчины написали жалобу, которую передали в правоохранительные органы.

Комментарии
Прямой эфир