Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Компании заплатят за обучение будущих сотрудников

Минэкономразвития подготовило законопроект, позволяющий бизнесу направлять в вузы своих целевиков
0
Компании заплатят за обучение будущих сотрудников
Фото: Сергей Шахиджанян
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Минэкономразвития подготовило законопроект, позволяющий компаниям, которые на регулярной основе помогают вузам, готовить в них для себя целевиков. По всей видимости, это связано с тем, что в последнее время у работодателей всё больше претензий ко вчерашним студентам.

Как уже писали «Известия», только в Москве на 1 апреля было 6,8 тыс. человек, оформивших статус безработного. И 51% безработной молодежи — это выпускники вузов.

Руководители компаний жалуются, что ЕГЭ уничтожил институт ранней профориентации. И если раньше старшеклассники ходили на дни открытых дверей, присматривались к вузам, то теперь они просто рассылают результаты госэкзамена сразу в несколько образовательных учреждений и идут туда, куда их примут. В результате к пятому курсу многие выпускники понимают, что при выборе института совершили ошибку и работать по специальности не собираются.

— Минэкономразвития совместно с Минобрнауки и Минфином было поручено подготовить проект закона о предоставлении преференций компаниям, участвующим в развитии материальной и учебно-лабораторной базы образовательных организаций, в том числе участвующим в формировании фонда целевого капитала, — сообщили «Известиям» в пресс-службе МЭР. — Ожидаемый результат — подготовка востребованных экономикой кадров. В настоящее время идет работа над законопроектом с учетом предложений соисполнителей и заинтересованных организаций.

Предполагается, что законопроект будет готов к январю 2017 года. И пока непонятно, что нового будет в документе, поскольку нынешний закон «Об образовании в РФ» и так предусматривает подготовку целевиков. Чем, собственно, и пользуются многие крупные компании.

— Конечно, мы готовим специалистов целевым образом. Большая часть вузов, с которыми мы сотрудничаем, находится не в Москве, а во Владивостоке, Благовещенске, Брянске, других городах. В Москве это губкинский университет нефти и газа, — рассказал «Известиям» советник президента «Транснефти» Игорь Демин. — Про законопроект я ничего не знаю, но у нас и так эта система работает. Компания нуждается в высококвалифицированных инженерах, поэтому мы финансируем многие кафедры. Мы всегда сотрудничали с вузами и готовили людей для себя. Даже при советской власти.

По словам представителя «Транснефти», на ВСТО (трубопроводная система «Восточная Сибирь — Тихий океан») ключевые позиции занимают недавние выпускники.

— Там начальниками работают ребята, которые пять-шесть лет назад окончили вуз. Но они сразу должны быть высококвалифицированными работниками — обучать на месте у нас нет времени, — говорит Демин.

Целевиков чаще всего отправляют осваивать инженерные специальности.

— У нас уменьшается количество рабочих и увеличивается количество инженеров. Мы открыли завод в Челябинске, который будет делать для нас насосы. Там сейчас около 150 инженеров и 80 рабочих. Причем рабочие тоже со специальным техническим образованием. Это структура современного завода, — поясняет Демин. — И примерно то же самое происходит у нас в системе.

По словам декана экономического факультета МГУ Александра Аузана, при определенных условиях целевики — это вовсе неплохо.

— Если это не дети директора, которые таким путем пытаются обойти конкурс, а люди, которых работодатель хочет использовать с результатом, то почему нет? — говорит Аузан. — Если идет положительный отбор, то что же дурного в том, что работодатель вкладывает деньги в такого студента?

На экономическом факультете МГУ 40% студентов — бюджетники, остальные — контрактники. Среди них есть и студенты, за которых платят фирмы. Но, по словам Аузана, их не так много.

— У нас целевики — это исключительный случай. Но пять лет назад на президентской комиссии по модернизации обсуждали, как надо готовить инженерные кадры. И как раз говорили об этой схеме, — поясняет Аузан. — Но компании должны оплачивать не только обучение — они должны вкладываться в зарубежные стажировки, в тьюторов, в дополнительные материалы для лабораторных работ.

И представители компаний, и представители вузов уверены, что важно учитывать также то, кто именно попадает в целевой набор.

— Могу сказать, что у нас поддерживаются семейные традиции. Если родители долго работали в нашей системе и у их детей есть желание продолжить династию, то они идут учиться. Но это тяжелая работа. Инженерная династия — это ведь не династия банкиров или партработников, — говорит Игорь Демин.

По мнению Александра Аузана, целевик, идущий «от какого-то ведомства или каких-то правительств, это не очень хорошо».

— Значительная часть таких студентов вылетает после первой сессии, — поясняет он. — Пока по государственным линиям эта схема работает плохо, а как она будет работать при наличии коммерческого работодателя — надо посмотреть. Но мне кажется, такое возможно.

Алексей Новосельцев, проректор НИУ ВШЭ считает, что если вузы обяжут обучать студентов на целевых местах в счет взносов от компаний в их эндаументы, это создаст для вузов дополнительные трудности.

— Для вузов это означает дополнительные обязательства, причем сразу, в то время как доход от целевого капитала появится значительно позднее и далеко не в тех объемах, которые перечислила компания, — сказал «Известиям» Алексей Новосельцев. — Поэтому есть сомнения, что подобное решение достигнет поставленной цели — стимулировать компании к участию в формировании целевых капиталов вузов. Более эффективно было бы учитывать взносы корпораций в эндаументы в их расходах при расчете налога на прибыль.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Олег Смолин говорит, что пока не видит в законопроекте никаких революционных изменений.  

— Если законопроект предоставляет предприятиям возможность оказывать поддержку вузам и за это получать подготовленные кадры, то ничего нового я здесь не вижу. Дело в том, что в действующем законе об образовании есть система так называемого целевого набора, — пояснил Смолин. — Никто не мешает предприятию изначально заключить с абитуриентом и вузом договор.

Однако, уточнил парламентарий, во всем мире к этой системе обычно добавляются налоговые льготы для предприятия.

— Если вы вкладываете деньги в развитие кадрового потенциала, вы получаете за это преференции. Если в законопроекте Минэкономики предусмотрены налоговые льготы для предприятий, то я готов поддержать такой законопроект, — сказал он. 

Комментарии
Прямой эфир