Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Александр Скоков: «Работаю с теми, у кого горящие глаза»

Руководитель коллектива — победителя международного конкурса «Принцесса цирка» — о том, почему женщинам нравится заниматься мужской работой
0
Александр Скоков: «Работаю с теми, у кого горящие глаза»
Фото предоставлено пресс-службой Росгосцирка
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Александр Скоков и его женский акробатический коллектив на «встречных качелях» стали триумфаторами первого международного конкурса «Принцесса цирка», завершившегося в Саратове. Во время исполнения каждого сальто зал замирал от волнения. С Александром Скоковым встретился корреспондент «Известий».

— На «встречных качелях» раньше работали только мужчины. Откуда идея привлечь в этот сложный вид акробатики девушек?

— Я сам 15 лет отлетал и отпрыгал в качестве артиста, потом отработал три года в качестве руководителя, у меня есть еще мужской состав, который в данный момент работает в Санкт-Петербурге. С ребятами мне стало скучно. Идею с женским составом вынашивал наверное лет 7–8. Осуществить ее было сложно. Обсуждал номер с Максимом Никулиным (директор Цирка Никулина на Цветном бульваре. — «Известия»), но тоже где-то что-то не устроило. В 2014-м я со своими ребятами поехал в Китай. Они остались там на полгода по контракту. В этот момент я понял — пора! К счастью, меня поддержало начальство Росгосцирка.

— Гендиректор Росгосцирка Вадим Гаглоев называет вас новатором. Помимо трюков в номере много хореографии, не свойственной этому жанру.

— Когда три года назад готовили номер к первому показу, трюковая часть была готова, а режиссуры и концепции еще в помине не было. У меня мозги плавились, сутками не спал. Как-то раз пошел гулять по Арбату с Сергеем Игнатовым-младшим (знаменитый жонглер. — «Известия»). Мы три часа просидели, и я его просто одолел: «Сережа, что ты можешь предложить?». Тогда он включил ролик Пины Бауш, где женщина танцует босиком. Я понял: «Вот она, эта идея!».

Самой концепцией — выступать в длинных платьях и босиком — мы пошли против советской традиции с купальниками и ботфортами. Народные артисты, которые в цирке по 30–40 лет занимаются акробатикой, мне говорили: «Скоков, ты дурак! Это травмоопасно и не будет работать». Но это работает уже почти три года.

— Тяжело было найти девушек?

— Во время конкурса «Принцесса цирка» на манеже было восемь человек, а отобраны они, наверное, из 40. Желающих было много, но я подбирал в первую очередь по характеру. Сначала создавал команду, а потом делал исполнителей.

— Сколько лет девушкам из коллектива? 

— От 17 до 26.

— Во время фестиваля были случаи, когда девушки падали с «качелей». Почему это происходит и можно ли спрогнозировать такую ситуацию?

— Спрогнозировать нельзя, но можно в небольшом процентном соотношении предугадать. Я вижу их состояние, вижу, когда они устали или выходят на адреналине. Знаю, когда их нужно успокоить, а когда, наоборот, взорвать. Перед выходом в манеж я их всегда настраиваю, даю указания. Успех трюка зависит не только от «верхнего», который его исполняет, но и от того, кто внизу раскачивает качели. Жизнь верхнего целиком зависит от нижнего. Чуть-чуть больше силы добавила — и верхняя уже не справилась. Всё бывает, мы же не роботы. Женский организм такой: кто-то съел лишнюю котлетку, а кто-то, наоборот, не доел, и это сказывается на результате. Поэтому я изначально и делал команду. 

— Артистки делятся с вами своими переживаниями?

— Я знаю про них всё. Любую мелочь о состоянии каждой: кто боится, кто спокоен. Но сейчас они уже больше переживают не за себя — что упадут или травмируются, а боятся испортить трюк. Когда артист этого боится, ошибки и вылезают. Вот и приходится их успокаивать потом.

— Каким же должен быть характер, чтобы делать опаснейшие трюки?

— Это должны быть люди, готовые работать за идею и получают от этого удовольствие. Люди, которые кайфуют на манеже от зрителей, от аплодисментов. А тех, кто приходит подработать на пропитание и новую машину, я сразу отметаю. Работаю с теми, у кого горящие глаза и кого не интересует, сколько заплатят.

— Не все приходят из-за денег, многих прельщает слава. 

— Через славу я тоже в свое время прошел, да и с девчонками мы уже за два года много фестивалей объездили. Звездная болезнь у них позади. Они уже понимают жизнь, отношения. Ставят перед собой цели и задачи, к выполнению которых стремятся. Начинают понимать, зачем они в цирке.

Комментарии
Прямой эфир