Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Нина Архипова в свете предлагаемых обстоятельств

Москва простилась с народной артисткой Театра сатиры
0
Нина Архипова в свете предлагаемых обстоятельств
Фото: ТАСС/Александр Куров
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Москва простилась с Ниной Архиповой. Прекрасная актриса, обаятельная женщина с удивительно милым светлым лицом, с удивительным детским голосом и великим талантом нести добро и свет. Она не дожила неделю до 95-летия. Уход ее был неожиданным, и эта смерть, несмотря на то, что уже больше двадцати лет актриса не снималась в кино и не играла в театре, ударила по сердцу зрителей  больно и остро.

Потому что, как справедливо отмечали пришедшие проситься, с уходом Нины Архиповой мир потерял самого ярого своего поклонника. 

  

Все мы читали стихи Заболоцкого, все знаем, кем становятся старые актрисы. Но тем удивительнее, что «своеволье капризного нрава» не стало уделом Архиповой.

Легкая, прелестная, неназойливо-хорошая, очаровательная, как дети, которые не понимают своей прелести. Она осталась такой до конца. И даже голос — голос, от которого таяли сердца и разливался свет в душе, — оставался с ней. 

Нина Архипова в свете предлагаемых обстоятельств


















«Ну какая же вы душечка», — говорила она совершенно незнакомому зрителю, спросившему что-то во время выступления. И зал рассыпался аплодисментами. Потому что перед этим светом, перед этой чистотой, радостью и благодарностью, трудно было устоять. 

Кто-то другой, посмотрев со стороны, заключил бы, что Нина Архипова прожила страшную, тяжелую жизнь. Мать застрелилась, когда дочери было всего десять. Ненадолго пережил ее отец. Нина осталась одна. Похоронила отца, надела ранец и пошла в школу. 

Она не вспоминала плохого и даже сердилась, когда журналисты спрашивали, как ей приходилось голодать в войну, спасать людей при бомбежках, выживать после смерти второго мужа, оставшись с тремя детьми. Как горячо любимый Георгий Менглет сказал однажды: «Нина, встань пораньше, завтра тебя ждет сюрприз», — и умер наутро, в день рождения Архиповой.

В знаменитом телеспектакле «Проснись и пой» Архипова сыграла главную роль — любящей и светлой жены Эржи Орбак, легко и с благодарностью принимающей все причуды капризного и скучающего супруга. До конца дней она оставалась той самой Эржи, терпящей причуды и капризы самой жизни. 

— Я не люблю, когда о жизни рассказывают с точки зрения своих страданий, — звонким и твердым голосом говорила она, — ведь всегда там, где было плохое, обязательно было и хорошее. А плохое я вообще не помню. 

«Жизнь в предлагаемых обстоятельствах» — так называется книга, которую Нина Архипова успела издать незадолго до ухода.

В пятидесятом году она  сыграла Веру Горошко в киноповести Бориса Барнета «Щедрое лето». Обычный, казалось бы, фильм про колхоз, доярку, имел огромный успех за рубежом. Впервые Советский Союз был приглашен на кинофестиваль в Индию, и там Нина Архипова была первой звездой. 

Одной из последних ее киноработ стала бабушка из михалковских «Утомленных солнцем». Ей было уже за семьдесят, а Михалков, увидев ее, огорчился: «Ну надо же, — сказал он, — вы так молодо выглядите. А мне нужна пожилая женщина».

Она играла в Театре сатиры, хотя, по мнению коллег и друзей, могла бы стать совершенно выдающейся звездой экрана. Режиссеры наперебой предлагали ей роли. Но чаще всего она говорила «нет». Как объясняла сама, ее муж — Георгий Менглет был против. 

— Потому что актер должен отдавать себя людям, а не бездушной машине, — говорила Архипова, казалось бы, совершенно приняв сторону Менглета. 

Уже на склоне лет она с удивлением прочла в мемуарах мужа, что карьеру киноактрисы своей любимой Нине он попросту испортил. Почему? Потому что сильно любил и ревновал.

Она гордилась своими детьми. Тем, что дочь Наташа унаследовала необыкновенный голос матери и работает бессменным Степашкой в передаче «Спокойной ночи, малыши». Тем, что сын Михаил — доктор и абсолютный бессребреник. Тем, что за одним столом собираются четыре поколения ее большой семьи: дети, внуки, правнуки и праправнуки.

Последние три года она не могла ходить и передвигалась в кресле. Но ее необъяснимый свет, оптимизм и благодарность не потускнели. Сохранилась запись, сделанная за несколько месяцев до смерти актрисы, где Нина Николаевна благодарит съемочную группу за то, что вывели ее на любимую скамейку, на которой она любила бывать вместе с мужем.

В предлагаемых обстоятельствах она всегда находила, за что благодарить этот мир. И уходя, думала о тех, кто останется после. 

— Я часто хожу на спектакли. Смотрю, слежу за молодыми актерами, — признавалась она журналистам. — Знаете, почему я так долго живу? Потому что жду, когда появится великий актер. И если я уйду — знайте, он появился. 

Актрису похоронили 27 апреля на Кунцевском кладбище, рядом с мужем Георгием Менглетом.

Вера Васильева, актриса

Когда-то в Театре сатиры мы играли в спектакле «Волшебные кольца Альманзора». И Ниночка играла очаровательную Алели, мою дочь. С тех пор прошло много лет, но когда я звонила Ниночке, она говорила всё тем же голосом: «Але?» И я спрашивала: «Это моя Алели?»

Моя Алели, моя подруга. Спасибо тебе за жизнь, за твою доброту. За то, что даже в твой трудный возраст тебя не покидала радость жизни.

Я хочу поблагодарить семью. За необыкновенное отношение, за то, что всегда моя подруга Нина Архипова была ухожена, любима и счастлива. Да, мне кажется, счастлива. 

Валентина Шарыкина, актриса

Нина Николаевна была замечательным человеком. Никогда ни на что не жаловалась и умела быть благодарной. Если человек добрый, то лицо у него светится. Она до последних дней оставалась такой же, какой была в детстве. 

Комментарии
Прямой эфир