Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Не так давно, в начале марта Комитетом министров Совета Европы был принят очередной весьма серьезный документ под названием «Стратегия Совета Европы по правам ребенка (2016–2021)». Принятая стратегия касается жителей всех стран — членов СЕ, соответственно — и нас. Между тем в российских СМИ это нерядовое событие не получило никакого освещения.

Такое молчание наводит на тревожные мысли.

То ли высокопоставленные фигуры не видят опасности, которая заключена для нас в этом документе, то ли с обществом сознательно играют в непрозрачную игру. Но не надо забывать: непрозрачные игры на темах семьи и детства чреваты «отложенными» политическими последствиями. Я все же предпочитаю верить в первое.

Я думаю, ухо чиновников привыкло к проювенальной риторике, которая уже пронизывает ряд основополагающих документов на «детскую» тему, включая Национальную стратегию действий в интересах детей на 2012–2017 годы. Чиновники искренне не видят серьезного противоречия между западным взглядом на вопрос и тем, который, как мы знаем, официально возобладал у нас с 2013 года.

На учредительном съезде организации «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС) 9 февраля 2013 года президент поручился, что ювенальной юстиции в России не будет. Это стало ответом на массовые родительские протесты лета-осени 2012 года, завершившиеся передачей президенту 260 тыс. подписей против «ювенальной юстиции». 

А еще через год в Череповце на президиуме Госсовета по семейной политике, который проходил под председательством президента Путина, была объявлена «смена вектора» в семейной политике в пользу традиционных семейных ценностей. После этого слова об опоре на российские традиции звучат буквально во всех заявлениях официальных лиц. И это хорошо. Но — недостаточно. Потому что, несмотря на декларации, органы опеки и полиции уже вовсю применяют именно ювенальные методы. Так что борьба двух тенденций, двух взглядов на защиту детства — нашего и западного — вопрос актуальный.

Западный подход не признает особенность и ценность семейных отношений. 

Он защищает не семью, а отдельно права и интересы ребенка, к тому же противопоставляя его интересы родительским. Как бы заведомо считая, что некие посторонние инстанции (те самые ювенальные) более заинтересованы в ребенке, чем родная семья. Не спорю, бывают маргинальные семьи, где это так, изуверы тоже бывают, но в подавляющем-то большинстве родители детей любят.

А под «ювенальное» подозрение и контроль по определению попадает любая семья — как источник разного рода насилия. Характерно расширительное толкование понятия «насилие» — таковым становится и воспитание, и любое ограничение свободы ребенка, сколь бы полезным, уберегающим от ошибок оно ни было. Родители выставляются как враждебная ребенку сила, защиту от которой малолетний член семьи должен искать на стороне.

Отечественный подход состоит в том, что есть семья как целое, именно семье, если она нуждается в поддержке, надо оказывать помощь, что родная семья, как правило, является наиболее безопасным местом для ребенка. Именно семья может и стремится формировать личность ребенка, с самого раннего возраста передавая ему свои культурные представления, нравственные ценности, вырабатывая реакции на изменения мира, тем самым и передавая, и развивая традицию.

Именно на эту функцию семьи и идет наступление. Что объяснимо только одним — желанием получить молодое поколение в виде, «свободном от прошлого». Попутно агрессивно уничтожается и само понятие «семья»: через законодательное уравнивание семей в нашем «устаревшем» понимании с однополыми союзами и так называемыми замещающими семьями. Что нового привнесла принятая стратегия Совета Европы прежде всего для нас?

Сам факт того, что российская делегация участвовала в обсуждении этого документа и в целом, пусть и с некоторыми оговорками, его приняла, оформляет международные — ювенальные! — обязательства России. В частности, теперь мы должны обеспечить контроль за семьями на предмет возможного «семейно-бытового насилия». Повторю для наивных: поскольку насилие трактуется фантастически широко, в группу риска попадают все семьи, а не только семьи, где практикуется мордобой etc. 

Легкий воспитательный шлепок — это теперь тоже насилие. И отказ купить новый гаджет — тоже. И если в вашей вполне благополучной семье ребенок расплакался среди ночи, а бдительная соседка вообразила, что его истязают (ведь по телевизору показывают истязателей!), и вызвала тут же полицию и опеку, то... напрасно вы думаете, что те разберутся «по справедливости». Опыт показывает обратное. Даже в Москве, не говоря о провинции.

Как получилось, что Россия, вставшая на путь следования традиционным ценностям, приняла эту стратегию?

Неужели нашим представителям в Совете Европы непонятно, что вопрос о семейных отношениях и семейной политике — это вопрос, который отличает одно общество от другого, вопрос цивилизационного выбора. Что у России и у Запада этот выбор всегда отличался. «Иль нам с Европой спорить ново?».

Неужели непонятно, что нельзя принимать документ под серьезным названием «Стратегия» по процедуре, которая не подразумевает ратификации парламентом, и без совета с представительной властью? А по столь чувствительной теме, как семейная политика, — и без совета с главным сувереном, народом?

На сайте МИД РФ нет не то что подробностей о том, что происходило 2 марта, на нем вообще нет упоминания о стратегии. Кто входил в нашу делегацию, с чем она выступила, воспользовалась ли хотя бы своим правом сделать оговорки, представить свой интерпретирующий комментарий? Зафиксировано ли это где-то? Или через три года комиссары СЕ с полным правом и в соответствии с графиком начнут проверять программы наших школ на наличие «профилактики от гомофобии» и требовать у директоров отчеты — ведь Россия со стратегией в целом согласилась?! А к 2021-му у нас появятся и свои законы, аналогичные западным?

На тот случай, если наше руководство не видит всей остроты проблемы «цивилизационного выбора», хотелось бы привести несколько цифр.  В 2014 году активистами РВС был проведен масштабный (43 687 респондентов из всех регионов РФ!) опрос общественного мнения по возможному изменению российского законодательства, связанного с проблемами семьи, детства и традиционных ценностей, — АКСИО-4.

Опрос показал, что наше общество весьма традиционно и очень твердо держится за ценности, выработанные многовековой культурой. Оно категорически не готово двигаться в сторону тех «новаций», которые на его глазах принимает Запад. И на вопрос, нужно ли в России в случае изменений в семейном законодательстве провести референдум об их приемлемости, «да» ответили 87,2% и лишь 6,6% не сочли это обязательным.

Как-то не верится, что наше политическое руководство хочет остаться с поддержкой 6% населения...

Автор — председатель организации «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС)

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир