Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Шапито в корпусе Бенуа

Олег Попов поблагодарил Русский музей за любовь к цирку
0
Шапито в корпусе Бенуа
Фото предоставлено пресс-службой Русского музея
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В корпусе Бенуа Русского музея открылась выставка, посвященная цирку. В «классическом» академичном пространстве раскинулся шатер: организаторам важно, чтобы публика ощутила себя в шапито.

— Русский музей отобрал 124 единицы из нашего собрания, — сказала «Известиям» Екатерина Шаина, заведующая музеем циркового искусства при Санкт-Петербургском государственном цирке. — Оно известно и в городе, и в России, но наш посетитель специфичен: это либо практики и специалисты в области цирка, либо школьники. То, что наши экспонаты (живопись, графика, скульптура, плакат) отправились на «гастроли» в Русский музей, очень важно.

Экспозиция объединила как шедевры живописи, так и произведения, которые не назовешь выдающимися. Встречаются уникальные работы, например, плакат-портрет клоуна Виталия Лазаренко. Если не знать, что перед нами произведение 1920-х годов, можно подумать, что это постер с изображением западной рок-звезды — неизвестный художник предвосхитил веяния поздних эпох. Жаль, что тема представлена исключительно отечественным материалом, ведь это одна из ключевых линий в мировом искусстве XX века. Да и отбор современных произведений мог быть, конечно, более строгим.

В первом зале — «Автопортреты» Василия Шухаева и Александра Яковлева и «Братья Сирано — жонглеры» Александра Шевченко. И хотя эти хрестоматийные полотна из собрания музея напрямую с цирком не связаны (Арлекин и Пьеро — персонажи театральные, из комедии дель арте), они важны как своего рода пролог и квинтэссенция лицедейства.

Сквозным мотивом выставки становится пограничье между иллюзией и бытом, карнавальностью и повседневностью, ареной и закулисьем. Александр Войцеховский, картины которого притягивают светоизлучением (одни из лучших современных работ, представленных в экспозиции), делает нас соучастниками действа в наивно-феллиниевском духе. А полотна кисти Александра Семенова и Бориса Яковлева 1920-х годов приоткрывают кулисы старого цирка, приобщая к атмосфере трудовых будней.

Шапито в корпусе Бенуа

Подглядеть за цирковой «кухней» позволяют витрины с костюмами и реквизитом: картонным оружием, кнутами, хула-хупами, париками, клоунскими башмаками. Логичное дополнение — зарисовки художников, запечатлевших цирковые репетиции. Удачный ход — распределение экспонатов по цирковым жанрам: скоморохи,  акробаты, эквилибристы, дрессировщики.

Целый зал отдан клоунаде. Отдельные стенды (фото и афиши, живопись и фарфор) посвящены звездам жанра: Карандашу, Леониду Енгибарову, Юрию Никулину, Михаилу Шуйдину, Олегу Попову. «Солнечный клоун», с февраля гастролирующий в Петербурге с программой-бенефисом, осенил своим присутствием открытие выставки, поблагодарив организаторов и посетителей за любовь к цирку.

Шапито в корпусе Бенуа

Комментарии
Прямой эфир