Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В тотальном диктанте-2016 будут факты о шумерах и египтянах

Детский писатель Андрей Усачев рассказал, почему для популяризации чтения хороши все способы
0
В тотальном диктанте-2016 будут факты о шумерах и египтянах
Фото: РИА Новости/ Евгений Одиноков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Тотальный диктант-2016 пройдет 16 апреля. Эта образовательная акция с каждым годом становится все популярней: в 2011 году диктант писали 4785 человек, а в прошлом было уже 108 200 участников. Автор диктанта-2016 детский писатель Андрей УСАЧЕВ рассказал обозревателю «Известий» Елене Лория, как он выбирал текст и почему трижды пытался отказаться от участия в акции.

— Андрей Алексеевич, предложение написать текст Тотального диктанта было для вас неожиданностью?

— Полной неожиданностью! И я сразу отказался. Потому что каждый должен понимать границы своих дарований, понимать, к чему он приспособлен, а к чему не очень. Я же пишу детские книги, а детская литература предполагает некую простоту изложения. У меня достаточно простые предложения с редкими причастными или деепричастными оборотами. Поэтому, когда мне сказали про диктант, я ахнул. Ведь по любой из моих сказок даже второклассник легко напишет этот диктант. Это было первой и главной причиной отказа.

— Вы вообще следили за этой акцией?

— Честно говоря, нет. Я очень много работаю, поэтому на какую-то внешнюю жизнь — и политическую, и социальную — остается довольно мало времени. Ничего кроме того, что случайно проникает с воздухом и эфиром, я не замечаю.

— Но ваш отказ не приняли?

— Нет, мне позвонили из экспертного совета и сказали: «Подумайте, вдруг вы что-то напишете». И я стал думать, как бы мне написать что-то более сложное. Но понял, что если уж пишешь что-то на всю страну, это должно быть чем-то очень значимым. А для значимости нужно время, которого у меня не было. Поэтому я вторично отказался. Но они оказались настойчивыми. Я даже немножечко подрастерялся и заподозрил подвох. Попросил три дня на раздумья и... отказался в третий раз. Говорю: «Знаете, не получается у меня». А потом вспомнил, что есть почти полностью написанная книжка «Этот древний, древний, древний мир». История — вещь непростая, поэтому в книге есть всякие шумеры, египтяне и хитрые слова — Ашшурбанипал, Нефертити. Текст из нее подошел. Она была написана в соавторстве с ныне покойным Алешей Дмитриевым. Это был прекрасный поэт и художник.

— Были какие-то технические требования к тексту?

— Да, и по объему, и по количеству сложностей, всяких деепричастных оборотов. Где-то более простые слова заменили сложносочиненными, но смысл текста остался. Организаторы довольно аккуратно подошли к этой работе.

— Нужен ли Тотальный диктант?

— Конечно. Полезно всё, что привлекает внимание к книге, к чтению, к грамотности. Если не будет культуры, то нас всех снесет течением в первобытно-общинный строй. И я даже горжусь, что у нас такую штуку придумали.

Я завидовал англичанам, которые придумали одну фантастическую вещь. Они давали людям, сидящим в тюрьмах, книги. Эти люди читали книги вслух, и потом звуковое письмо пересылалось семьям, которые были на воле. Дети и жены сидели и слушали голос отца. Это замечательный остроумный ход, и он очень правильный, потому что в нем большая польза и для культуры, и для общения.

— Возможно, Тотальный диктант будут писать и наши депутаты. Вы об этом слышали?

— Да, и это замечательно! Они, конечно, больше всего боятся, что над ними будут смеяться. Потому что среди них много не очень грамотных людей.

Но это не важно. Важно то, что мы часто смотрим на всё снизу вверх. И вот если Владимир Владимирович согласился бы написать такой диктант, то и все чиновники стали бы писать. А раз чиновники пишут, значит, и их жены пишут, раз жены пишут — пишут и дети. Очень многое можно сделать на моде и на каких-то общественно-социальных институтах. Прекрасно, что в эту орбиту втягивается все больше и больше народу.

— Как вы оцениваете современную детскую литературу? Я знаю, у школьников довольно популярны скандинавские авторы.

— Мне не нравится современная скандинавская детская литература. Мне это скучно читать, потому что так называемая толерантная литература о калеках и проблемных семьях напоминает соцзаказ. Как у нас в свое время про пионеров-героев.

— Дети сейчас меньше читают? Изменились ли у них вкусы?

— Точно это знают только библиотекари. Но я думаю, что стали читать немножко меньше. И для этого есть объективные причины. Например, поэзию ничем нельзя  заменить — ни кино, ни мультипликацией, ни театром. А есть, например, приключенческая литература. Фильмы, снятые по таким книгам, намного выигрывают. Я сейчас пробовал перечитывать Жюля Верна. И это оказалось очень трудно. А в кино все эти описания — географические, этнографические — заменяются одним кадром. Я понимаю детей. У них сейчас другой образ и ритм жизни. Поэтому читать длинные описания чего-либо — это уже, мне кажется, даже не прошлый, а позапрошлый век. У современных людей изменился психотип. Поэтому и читатели хотят более сжатых вещей, а не описательных. Больше глаголов, меньше прилагательных. Это объективно.

— Кто-нибудь из ваших друзей или родственников будет писать Тотальный диктант?

— Я еще не успел спросить, может, кто-то и захочет. Вот тогда я и проверю всех на грамотность. 

Комментарии
Прямой эфир