Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Смородская могла уволить Кучука по статье и спасти деньги клуба»

Экс-председатель палаты по разрешению споров РФС Сергей Донцов — об окончательной победе бывшего главного тренера «Локомотива» Леонида Кучука в трудовом споре с клубом
0
«Смородская могла уволить Кучука по статье и спасти деньги клуба»
Сергей Донцов. Фото: РИА НОВОСТИ/ Григорий Сысоев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Спортивный арбитражный суд в Лозанне (CAS) отклонил апелляцию «Локомотива» на решение палаты по разрешению споров и комитета по статусу РФС обязать клуб выплатить своему бывшему главному тренеру Леониду Кучуку €1,8 млн за односторонний разрыв контракта.

Это решение палата по разрешению споров РФС вынесла в ноябре 2014 года, а комитет по статусу РФС подтвердил в начале декабря, незадолго до первого падения курса рубля. Спустя 14 месяцев CAS оставил в силе решения российских юрисдикционных органов, в результате чего из-за произошедшей за это время девальвации российской валюты «Локомотив» будет вынужден выплатить в рублях сумму более чем в полтора раза больше. Также клуб понес затраты на судебные издержки (около €100 тыс).

Итоги «дела Кучука» корреспонденту «Известий» прокомментировал экс-председатель Палаты по разрешению споров РФС Сергей Донцов, рассматривавший спор «Локомотива» и белорусского тренера. 

— Мы заседали тройкой — арбитрами были генеральный директор ЦСКА Рома Бабаев и генеральный директор профсоюза футболистов Александр Зотов. Изначально сторона Кучука хотела получить порядка €4,8 млн, но оснований для этого не было. Мы тщательно изучили дело и понимали, что Кучук должен получить более скромную компенсацию. Сам он, наверное, замечательный тренер и, скорее всего, порядочный человек, но его юристы Михаил Прокопец и Юрий Зайцев — это коммерсанты. Ясно, что получить процент от €4,8 млн и €1,8 млн — это две большие разницы. Я тогда не согласился с арбитрами палаты и написал собственное особое мнение, потому что считал и считаю, что Кучук и этой суммы не заслуживает. Там ведь было четыре или пять прогулов, за которые клуб объявил тренеру три выговора. Причем в одном выговоре расписывался сам Кучук, а в других — Зайцев как его представитель. Если вы откроете Трудовой кодекс РФ, то увидите, что прогул, подтвержденный выговором, — беспрекословное основание к увольнению, — пояснил «Известиям» Донцов. — Обычно в судебной практике подобное увольнение признается абсолютно правомерным. Суд убеждается, что имели место прогулы, зафиксированные выговором, и это никакая не провокация, не подделка. У «Локомотива» были и приказы, и подпись под ними Смородской. Кучук был ознакомлен с этими приказами, поэтому я считаю, что он не имел права на компенсацию. Я считал, что прогулы имели место. С момента их появления Смородская могла уволить Кучука и вообще ничего не платить. В итоге она этого не сделала, а бюджет клуба, финансируемого корпорацией с государственным участием, то есть деньгами граждан России, потерял €1,8 млн. Почему Смородская решила так поступить? Она объясняла это тем, что ей не хотелось скандала. Президент клуба пыталась как можно более мирно договориться с тренером.

 Бабаев и Зотов не согласились с вашим мнением? 

— Они считали, что мы должны быть единомышленниками. Я же полагал, что они не обратили должного внимания на материалы дела о выговорах. С их точки зрения, выговоры были спровоцированы клубом, поэтому на них не надо обращать серьезного внимания. Якобы Кучука подставляли, вызывали его в офис, но не встречались с ним. Вопрос вынесли на голосование. Бабаев и Зотов проголосовали за присуждение Кучуку 1,8 млн. Я проголосовал против, но остался в меньшинстве. 

— Насколько целесообразно наличие арбитров по делу, один из которых как профсоюзный деятель заинтересован в победе работника, а другой как руководитель клуба теоретически может быть заинтересован в проблемах у потенциального конкурента?

— Не хочу подозревать в чем-то Бабаева. Мое мнение основывалось на том, что все эти выговоры имели место, а Кучук с ними был ознакомлен и знал, что грозит за прогул без уважительной причины по трудовому законодательству. Зайцев и Прокопец всё время апеллировали к тому, что Кучука не допускают до рабочего места. Но что такое рабочее место? У Кучука было прописано в договоре, что его рабочим местом является офис «Локомотива». Если видишь, как администрация тебя провоцирует, чтобы уволить, то будь на рабочем месте. Не дают пройти — пиши заявление в инспекцию по труду. Кучук даже не пытался это делать.

 Как Кучук мог ходить на официальное рабочее место в офисе клуба, если как главный тренер должен руководить тренировками команды на базе в Баковке?

— Я встречался с такими ситуациями, когда служил в МВД. За 31 год службы я видел таких провокаторов среди начальства, желавших избавиться от неугодного работника. Я участвовал в разрешении некоторых подобных конфликтов, когда работал в мэрии Москвы и курировал силовые структуры. Обычно начальник вызывает неугодного ему опера и дает задание поехать по адресам опросить свидетелей, забрать документы. Оперативник выезжает, отсутствует более четырех часов. 

Вернувшись, слышит: «Парень, ты где был?» — «Как где? Выполнял ваши указания?» — «Я тебе никаких указаний не давал. Ты где шлялся вообще? Тебя целый день на работе не было. Вот ознакомься с приказом о выговоре, а вот приказ об увольнении. Свободен». В МВД была и есть служба собственной безопасности, в которую можно было пожаловаться на свое начальство. Работать с ним сотрудники после этого не оставались, но хотя бы в денежном плане отстаивали свои позиции и переходили в другие подразделения. И Кучуку надо было являться в офис, а не на тренировку ехать. Смородская его туда приглашала — он не являлся.

— Как бы он тогда выполнял свои прямые обязанности?

— Это другой вопрос. Тогда клуб уже ясно дал понять, что не хочет с Кучуком работать и отстраняет от выполнения обязанностей. И вопрос был не в сохранении должности, а в получении законно причитающихся денег. Есть официальное место работы — приезжай туда и соблюдешь Трудовой кодекс. Прибыл, сел на стул и сиди, а клуб пусть ищет нарушения. Можно понять Кучука, не знавшего этих возможностей. Он ведь не имеет юридического образования. И как тренер стремился к команде. Но надо было посоветоваться с юристами. Спросить, что делать в ситуации, когда не пускают на базу. Нормальный юрист ему бы посоветовал приходить на официальное рабочее место. 

Глубокой юридической проблемы здесь не существует. Ее создали на ровном месте. Зайцеву и Прокопцу захотелось заработать денег. А Кучуку надо было просто не стесняться общественного мнения, которое могло обвинить его в рвачестве. В конце концов, он выполнял свои обязанности честно и сделал всё, что мог. Составил план тренировок, план развития команды и игроков, тактику и стратегию. Вероятно, изложил их на совете директоров перед назначением. Руководство «Локомотива» всё это одобрило. И Кучук добросовестно выполнял свои обязанности. Но не получалось. Не захотела команда играть по каким-то причинам. 

 На ваш взгляд, у клуба были шансы оспорить это решение в CAS?

— Не думаю. Клуб потерял и на судебных издержках и, самое главное, на курсе валюты. Мы ведь рассматривали дело и выносили решение еще до первой девальвации рубля конца 2014 года. Получается, не подчинившись нашему решению, клуб в 2,5 раза увеличил сумму Кучуку. Хотя мог вообще заранее избавиться от этой проблемы, уволив его по статье. 

Кстати, когда «Локомотив» обжаловал наше решение в комитете РФС по статусу, его тогдашний председатель Александр Горлов поддержал мое особое мнение, но тоже остался в меньшинстве. Проиграл одним голосом, как и я. И он тоже обратил внимание на прогулы.

 CAS также не обратил на них внимание?

— CAS совершенно плевать на наше трудовое законодательство. Там все споры рассматривают как гражданско-правовые. Но это касается только трансферов игроков. А мы ведем речь о трудовых спорах, действующих в рамках Трудового кодекса РФ. В Лозанне не обращают на это внимание. Все наши прогулы, условия договора их не интересуют. 

Вообще мало осталось стран, которые пользуются высшей инстанцией CAS. И нам надо уйти из-под юрисдикции этого органа, рассматривая все споры у себя внутри страны по своему национальному законодательству. Рано или поздно мы в спорте поступим по примеру Конституционного суда РФ, решившего признать предписания Европейского суда по правам человека необязательными к исполнению на территории страны, если они противоречат национальному законодательству. Так уже давно поступила Германия. А у нас есть спортивный арбитраж при Олимпийском комитете России (ОКР) во главе с Александрой Бриллиантовой.

— Год назад тогдашний заместитель генерального директора РФС Дмитрий Иванов продвигал идею отказа от CAS и передачи его полномочий арбитражу ОКР. С его уходом идея захлебнулась.

— Жаль, что заглохла. Это было бы правильно сделано. Должен быть один орган, а не такое лоскутное одеяло.  

Комментарии
Прямой эфир