Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Украинские националисты выпустили огонь по Писаревке ЛНР из HIMARS
Интернет
Hogwarts Legacy стала доступна первым пользователям
Общество
В Брянске задержали гражданку Украины по подозрению в контрабанде
Наука
Ученые в Кембридже заявили о пользе средств от изжоги в лечении туберкулеза
Общество
Москва выделит инвесторам 43 га земли для возведения спорткомплексов
Мир
Байден назвал спецоперацию РФ на Украине «испытанием на века» для США и всего мира
Общество
В России предложили преподавать кибергигиену в школах
Происшествия
В Санкт-Петербурге столкнулись три автомобиля на ЗСД
Мир
Посол РФ в ФРГ указал на проблемы Берлина в замещении российских энергоносителей
Общество
В Москве демонтировали 25 домов в рамках программы реновации
Мир
Небензя назвал прекращение поставок западного оружия Киеву условием мира на Украине
Экономика
За 2022 год россиянам начислили более 140 млрд рублей по программам лояльности

Сумочка из жилетного кармана

Писатель Вадим Левенталь — о том, что общество говорит, но его не хотят слышать
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мало-помалу страна отходит от беспощадно долгих новогодних праздников и возвращается к привычному ритму жизни. Конфетти, шампанское и бенгальские огни на экранах сменяются новостями; в голове еще гудит «с Новым годом, с новым счастьем!». Не я первый заметил: формулировка странная. Зачем новое счастье, если старое еще не кончилось? Чем новое счастье принципиально счастливее старого? А новые новости? Да ведь у нас старые еще не кончились! И — снова катятся по экранам и умам эшелоны новостей, новостей уже привычных, понятных, на каждой из которых можно как будто различить штампик made in...

Неделю Сеть обсуждала чек из ресторана в Красной Поляне — четыре человека поели и выпили на 10 тыс. рублей. В праведном гневе заходились одни блогеры — куда катится мир! Благовоспитанным ехидством — хе-хе, вот оно, ваше импортозамещение! — ухохатывались другие. И те и другие, сами о том не подозревая, выставили себя в самом неприглядном виде: стало понятно, что сами-то они никогда за себя в ресторанах не платят. Потому что, чтобы найти в Москве место с таким же примерно чеком на четверых в 10 тыс., нужно сильно постараться.

Дальше — больше. На трассе в оренбургской степи случилась настоящая пушкинская метель, и тут уж стало не до шуток. Погиб один человек, покалечены еще несколько, но разбираться, почему это произошло, никто не стал. Главное — найти повод, чтобы зайтись в истерике.

О, эта страна!

Гневно трясти кулаками и кричать тем громче, чем спокойнее кто-то пытается узнать, в чем, собственно, дело. Спасатели добирались до потерпевших 16 часов! Не понимаю: это много или мало? Что нужно сделать, чтобы добирались быстрее? Да ну кому это надо — этак, пожалуй, и повода призвать к смене существующего строя не останется.

Мелкой строкой через несколько дней мелькнули новости: сотрудники МВД безуспешно пытаются не пустить автомобилистов на трассу в связи с предупреждением МЧС, но этих новостей уже никто не перепощивал и не комментировал: тема забылась.

Зато появилась другая. Сообщили, что у уборщицы «Газпрома» из ее Mitsubishi Outlander украли сумку за 300 тыс. рублей. Потом сообщили, что представители дома Dior оценили сумку в 2 млн рублей. Потом — что на самом деле 2,6 млн. Потом — что никакой сумки вообще не было, были документы и 15 тыс. рублей, а больше ничего не было. Любой, кто изо всех сил старался следить за новостями, мог бы тут задаться вопросом: может быть, он уже не Алиса, а Мэри Энн? И куда же делся кролик с часами? Стоп, про часы лучше не надо...

Мы знаем, конечно, где изготавливают все эти «новости» и с какой целью. И однако же смеяться над ними теперь труднее, чем это было еще год назад. Дело тут вот в чем. Здравый смысл подсказывает, а исследования подтверждают, что общество скорее согласно мириться с неравенством и неравномерным распределением доходов и имущества тогда, когда доходы всего общества растут. Пусть разными темпами, но растут у всех. Напротив, когда рост останавливается, взгляды, обращенные наверх, к самым богатым, становятся все пристальнее и все вопросительнее.

Грубо говоря, пока доходы росли вместе с расходами, общество готово было махнуть рукой на то, что где-то есть миллионные премии членам советов директоров, кто-то покупает машины за казенные деньги, а кто-то — сумочки ценой в бюджет школы или поликлиники. (То, что все это было и есть, никому рассказывать не надо, все знают.) Но ситуация меняется, когда расходы продолжают расти, как росли, а доходы остаются на прежнем уровне. Ну окей, оглядывается вокруг общество, мы затянем пояса, мы можем, а кто еще вместе с нами?

И тут, возможно, обществу следует, как говорят американцы, make something clear, сказать кое-что с предельной ясностью. Да, мы были и остаемся против того, чтобы наших соотечественников сжигали, беззащитных, под крики «москаляку на гиляку!». Но это не значит, что мы поддерживаем коррупцию. Да, мы поддерживали и поддерживаем борьбу наших соотечественников против нацистов с бомбами в Донбассе. Но это не значит, что мы приветствуем вопиющее неравенство в распределении национального дохода и имущества — ни тогда, ни сейчас. Мы гордимся нашей Победой, нам не по душе спесивый идиотизм американского Госдепартамента и, что уж скрывать, нам нравится вид наших боевых самолетов — и все же мы никогда не считали, что это нормально, когда один человек покупает сумочку за миллион, а сто других перезанимают до зарплаты.

Общество и говорит все это — и до тех пор, пока его не слышат, не дают понять, что слышат, до тех пор, пока общество этого со всей ясностью не видит, до тех пор шутить по поводу новостей о сумочках у уборщиц «Газпрома» будет все сложнее и сложнее.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир