Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Евросоюз намерен ввести в отношении Польши механизм контроля над верховенством закона. 13 января еврокомиссары обсудили сложившуюся ситуацию, а 19 января в Европарламенте (ЕП) состоятся дебаты по польскому вопросу. Глава ЕП Мартин Шульц заявил, что политические преобразования в Польше «противоречат базовым европейским ценностям».

Что же происходит в соседней стране?

Сюжет политического триллера закрутился в прошлом году — после президентских и парламентских выборов. Победа партии «Право и справедливость» (ПиС) позволила сорвать невиданный джекпот. Правые консерваторы провели своего кандидата Анджея Дуду на пост президента, потом получили большинство в сейме и сенате — смогли сформировать однопартийное правительство. Вся полнота государственной власти сосредоточилась в руках одной политической силы — такого в новейшей истории Польши еще не было.

Функционеры ПиС принялись ударными темпами перестраивать польское государство.

На первом заседании нового кабинета из зала демонстративно вынесли флаг Евросоюза.  Это означало смену вех: отныне над европейскими интересами преобладают польские амбиции. Но уже первое голосование по составу правительства показало, что сейм и общество расколоты практически пополам.

Наметилось серьезное противостояние либерального лагеря, соединяющего демократическую повестку с европейской модернизацией, и консервативного большинства, делающего акцент на национальные ценности. Тогда от этой угрозы отмахнулись, но ситуация в Польше стала объектом европейской критики после принятия спорных изменений к законам о Конституционном суде и СМИ. 

Напомним, 28 декабря президент Польши подписал закон о Конституционном суде, ставшем более зависимым от воли сейма и президента. 7 января Анджей Дуда одобрил поправки к закону о теле- и радиовещании: правящая партия решила взять под свой жесткий контроль общественные СМИ. Одновременно изменился закон о госслужбе, это позволит сменить руководство всех правительственных ведомств. Новое руководство будет уже назначаться, а не выбираться посредством конкурса, как ранее.  

По словам главы ЕП Мартина Шульца, последние события в Польше «носят характер государственного переворота».

Лидер ПиС Ярослав Качиньский не скрывает авторитарных планов, как и того, кто является его кумиром. Это диктатор возрожденной Польши в 1920–1930-е годы, маршал Юзеф Пилсудский. Лидеров такого исторического масштаба в современной Польше нет, поэтому конгломерат функционеров ПиС все чаще называют «коллективным Пилсудским». Сами поляки говорят, что они с осени живут в условиях холодной гражданской войны. Когда ПиС контролирует администрацию президента и обе палаты парламента, а теперь — Конституционный суд и СМИ, — оппозиции и гражданскому обществу останется лишь улица.

По стране постоянно проходят многотысячные митинги в защиту независимости СМИ и демократических свобод. Поляки на них заявляют, что «страна давно стала другой, чем при Пилсудском». Нельзя исключать, что при таких темпах перемен дело в Польше дойдет и до кровопролития. К компромиссам пока никто не готов: ни «Право и справедливость», ни оппозиция. Предостережение Леха Валенсы о возможности горячей гражданской войны рискует стать реальностью.

К этому призыву стоит прислушаться. Ручной Конституционный суд, дирижируемые СМИ и послушные чиновники — вот, пожалуй, готовый «джентльменский комплект» для проведения управляемых выборов. Полная политическая власть — очень соблазнительная и ценная штука, чтобы ею с кем-то делиться всего через четыре года! Сегодня для ПиС открылись все возможности для пересмотра избирательного права и конституционных реформ уже ближайшей весной.

Однако политический блицкриг ПиС столкнулся с растущим сопротивлением — как внутри страны, так и со стороны Евросоюза.

3 января еврокомиссар Эттингер заявил, что Польшу следует поместить под наблюдение Еврокомиссии. Он подчеркнул, что уважение правового государства и плюрализм СМИ являются одними из основных ценностей Евросоюза. А после демонстративного подписания польским президентом спорных законов евробюрократов прорвало. Посыпались заявления о необходимости поставить Варшаву на место и даже ввести санкции против Польши.

Что в этой ситуации может сделать ЕС?

Исключить Польшу из рядов Евросоюза нельзя, этот шаг не предусмотрен ни в одном из договоров. Самые мощное оружие Брюсселя — статья 7 Лиссабонского договора. Она предусматривает лишение проблемной страны права голоса в Совете ЕС в случае «систематического нарушения основных прав человека». И только. 

Более существенной является угроза экономического давления. До 2020 года Польше обещана многомиллиардная помощь ЕС на структурные реформы. Хотя отменить эту программу проблематично, но «замотать» выделение средств евробюрократы вполне могут.  

Отметим, на угрозу экономических санкций со стороны Германии Варшава отреагировала болезненно, вплоть до вызова немецкого посла в МИД. Причина растущих антинемецких настроений обусловлена заметным присутствием в Польше немецких банков и промышленности. А также плотным контролем со стороны немецких медиаконцернов над местными СМИ. Поляки все чаще сетуют, что «вместо европейской модернизации они строили новую европейскую империю, где обер-канцлером ЕС является г-жа Меркель».

Польские политики сильно обеспокоены возможностью ответных мер Брюсселя. Опасаются, что Еврокомиссия сможет ввести над Польшей беспрецедентный надзор. Эта мера болезненно отзовется на имидже страны и ее амбициях стать третьей державой в ЕС — после Германии и Франции. «Польша хочет быть членом ЕС на равных условиях и правах с самыми сильными экономиками», — не раз заявляла премьер Беата Шидло. Относительную слабость своей экономики и политического влияния Варшава пыталась восполнить громкими заявлениями и ростом значимости по линии НАТО. Но, видимо, в какой-то момент ПиС заигралась и переступила за «красную черту».

Сегодня Польша оказалась для Брюсселя даже опаснее, чем мятежная Великобритания. Лондон стремится сбросить избыточные обязательства перед ЕС и спешно сколачивает блок лоббистов из стран ЦВЕ, где Польша и Венгрия в первых рядах «партизан ЕС». Прежний бунт на корабле — попытка брата покойного Леха Качиньского сделать влиятельной Вышеградскую группу — был подавлен одним заявлением Меркель. Мол, у Германии нет денег, чтобы поощрять создание региональных союзов внутри ЕС.

Но теперь, когда германская гегемония и сам механизм функционирования ЕС поставлены под вопрос миграционным кризисом, показательная порка Польши — вопрос выживания для евробюрократов. Экс-министр сельского хозяйства Марек Савицкий из Польской крестьянской партии находит дисциплинарные меры Брюсселя значимыми. Он подчеркивает, что «одни лишь угрозы со стороны ЕК могут оказать заметное влияние на политику ПиС». И хотя внешнее давление может задать польскому истеблишменту границы приличия, судьба перемен в Польше будет зависеть от конструктивного разрешения внутриполитического кризиса.


Автор — директор по международным проектам Института национальной стратегии

Комментарии
Прямой эфир