Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пресс-конференции президента бодрее посланий Федеральному собранию. Путин — мастер коммуникации, разговор с веселым и шумным залом для него органичнее, чем долгий монолог перед рядами серых пиджаков и строгих платьев с брошками «Шанель». В этом формате уместны шутки и простой стиль разговора, в нем больше живой речи и импровизаций. И, конечно, пресс-конференция дает возможность много понять не только о нашем президенте, но и о тех, кто задает ему вопросы.

Потому что — тут я открою страшную тайну для всех, кто любит поговорить о «режиме, удушившем свободу» — на ежегодной большой пресс-конференции Путину действительно можно задать не согласованный ни с кем вопрос. Вы слышали сказки о том, что все вопросы озвучиваются заранее? Гоните таких рассказчиков в шею, это не так. Лично знакома со многими журналистами, которые брали и спрашивали то, что считают нужным. Сегодняшняя пресс-конференция это снова показала. Спрашивали про Турчака, про Чайку, про систему «Платон», про убийство Немцова, про семью президента. Называли фамилии разных важных людей и вообще не стеснялись.

Как и должно быть, кстати. Вообще в какой-то момент — когда критические и не самые приятные вопросы пошли один за другим — сложилось ощущение, что мы находимся в ситуации идеальной заповедной демократии. Эту пресс-конференцию можно брать и ставить в учебник по современной политике — в раздел «Открытость и доступность власти».

Но не все этим пользуются. Вообще будет забавно рассмотреть несколько типажей (точнее даже, стилей поведения) журналистов на таких мероприятиях.

Первый типаж — это журналисты из самых топовых российских СМИ с большими, общими, взвешенными вопросами. Это вообще не столько вопросы, сколько просьбы о комментарии по ключевым моментам текущей информационной повестки. А поскольку повестка не резиновая, то и вопросы могут повторяться. Обратите внимание, что Путин решил сначала выслушать все вопросы по Турции и только потом отвечать — предполагал, что все они будут примерно одинаковые. И не без оснований. Еще есть отличный жанр вопроса — сперва долго пересказывать Путину цитату из него самого (например, из того же послания), а потом спросить буквально: «И что вы думаете в связи с этим?».

Подозреваю, что во время таких вопросов миллионы зрителей переключаются на другой канал и смотрят там сериал, убедившись в сотый раз, что «политика — это скучно».

Второй типаж — это журналист-борец. Журналист-оппозиционер, которому важно: сказать! в прямом эфире! эту неудобную! правду! Именно так, с дрожью и восклицательными знаками. Это вопрос в духе «а не считаете ли вы, что вся страна прогнила до основания и тут уже ничего не исправить?!» Ничего удивительного, что ответы на такие вопросы всегда будут немного в сторону, раз главное для спрашивающего — не получить ответ, а обозначить собственную позицию.

Но поскольку современной политике нужны элементы шоу, нужны и такие вопросы. На самом деле суть их и функция именно такая: добавить происходящему драйва и вибраций. Зритель не переключит, Путин скажет то, что считает нужным сказать, а журналист получит минуту славы. Всем хорошо, поезд общественной дискуссии идет весело и мигает огоньками.

Но к счастью, это еще не всё. 

Еще есть региональная пресса, представленная двумя принципиально разными типажами. Первый, проигрышный — это журналист регионального СМИ, пытающийся присоединиться к федеральной (а то и международной) повестке с «умным вопросом» о судьбах Родины и глобальной цивилизации. Скучнее этого ничего нет в принципе. Второй типаж, выигрышный — это региональный журналист, вцепившийся в шанс побыть региональным лоббистом хоть четыре минуты. И вот здесь начинается живая жизнь.

Всегда круто, когда люди спрашивают о своем, о важном. Задают вопрос про свой город или про судьбу отрасли, с которой связан город. Просят справедливости в расследовании уголовных дел. Выступают от имени «пенсионерок из Нижневартовска». Это не так зрелищно, но после таких вопросов колеса бюрократических машин в регионах начинают вращаться чуть иначе. Губернаторы тоже не дураки и пресс-конференцию смотрят. Кстати, для таких вопросов не обязательно быть из региона — что и доказал в этот раз журналист РБК, попросив помощи президента в уголовном деле против своего коллеги.

И честно говоря, я променяю пять вопросов о геополитике и коррупции от политической тусовочки на один лишний вопрос журналиста из маленького городка. От него будет больше пользы обычным людям. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...