Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Антон Шипулин: «Боялся, что не доеду до финиша, — сводило ноги»

Лидер сборной России по биатлону — о триумфальном последнем круге в победной эстафете на втором этапе Кубка мира в Хохфильцене
0
Антон Шипулин: «Боялся, что не доеду до финиша, — сводило ноги»
Фото: Игорь Шиляев/«Известия»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лидер сборной России по биатлону Антон Шипулин отыграл больше десяти секунд на последнем круге эстафеты у норвежца Эмиля Хегле Свендсена и принес национальной команде первое золото в сезоне. После триумфальной гонки на втором этапе Кубка мира в австрийском Хохфильцене россиянин поделился с журналистами своими эмоциями, рассказал о том, что чудом доехал до финиша и выжал из организма все, что мог. Также Шипулин утешил соперников и признался, что кричал болельщикам, стоя на пьедестале.

— После заключительной стрельбы братья Бо радовались, думая, что победа в кармане у сборной Норвегии. Однако на финише у скандинавов от досады не было лица. Что можете сказать соперникам?

— Сегодня мы были сильнее, завтра могут выиграть они. На самом деле мне немного обидно за норвежцев. Они действительно были уверены в победе. Я видел Свендсена после финиша — он был очень сильно расстроен. Я бы тоже расстроился на его месте. Конечно, проигрывать на финишной прямой — неприятно. Но я «дрался» в своих интересах. Старался бороться до конца. Уходя на последний круг, видел, что Эмиль находится в десяти секундах. Я поставил себе цель достать его во что бы то ни стало. Рад, что мои желания совпали с моими возможностями.

— В прошлом году, когда главный тренер сборной России Александр Касперович назвал вас лучшим финишером в мире, вы ответили, что еще не сражались с Мартеном Фуркадом и Свендсеном. Получается, теперь на одного оппонента в коллекции меньше?

— Еще одним из немногих остался австриец Доминик Ландертингер. В биатлоне может быть все что угодно. Но на данный момент я чувствовал себя хорошо, уверенно. И это позволило мне быть первым. Я старался выдержать тонкую грань, чтобы не захлебнуться на первом километре и чтобы не упустить тот момент, когда можно догнать Свендсена и потихоньку на него накатиться. Последние 150 метров в подъем я уже ковылял как только мог. Техника — руки, ноги, голова. Ребята смеялись на финише и говорили, что техника была бесподобна. На самом деле я шел уже на характере, силе воли.

— В подъем вы обошли Свендсена как стоячего. Показалось, что он уже не сопротивлялся.

— Возможно, у него была такая тактика — пропустить меня вперед. Но я вывернулся наизнанку. С одной стороны, расстроился, что на любимой стойке так много промазал. Но с другой — рад, что это позволило мне продышаться. Ни в одной из предыдущих гонок у меня этого не получалось. Это была большая проблема, не мог перебороть себя. Но в эстафете все получилось именно потому, что надо было догонять Свендсена.

— Чувствовали на финише, что норвежец «отваливается»?

— Нет, старался не смотреть назад. Боялся, что не доеду до финиша, потому что, честно говоря, уже мышцы сводило. Атаковать приходилось не последние сто метров, а на протяжении всего заключительного круга, и в особенности на подъеме. В последние 5–6 секунд в голове крутились мысли, что не надо оглядываться, а надо работать до конца. Позволил себе оглянуться, только пересекая финишную черту, когда периферическим зрением увидел, что норвежца нет рядом. 

— Вспоминали по ходу гонки о Мартене Фуркаде?

— Конечно, вспоминал. Он дал о себе знать на первом круге. Я знал, что он догоняет, и подумал про себя, что зря он так делает, потому что на последнем круге у него бы не было шансов. Сам по себе знаю, что, когда ты дерзко начинаешь первый круг, потом не в силах бороться на втором. Поэтому Мартена я откинул на третий план. Понял, что бороться придется с норвежцами. Но так, честно говоря, француз меня удивил, отыграв 15 секунд на первом круге. Если бы он меня обогнал, я бы расстроился и плакал. 

— Как вам удалось избежать соблазна и не броситься в погоню уже на первом круге?

— Бегал здесь не один раз. Знаю, что высота трассы около тысячи метров и гипоксия (пониженное содержание кислорода в организме. — «Известия») настигает незаметно, особенно на последнем круге. В таких условиях надо бегать аккуратно. Если ты рванул на первом круге, то ты не сможешь бежать на втором — руки и ноги будут «связаны». И ты не будешь понимать, что делать. Именно благодаря опыту удалось грамотно распределить силы по дистанции. Что кричал на пьедестале? Россия — великая держава! Кричал это, кричу и буду кричать, потому что это действительно так. Таким образом хотел поблагодарить болельщиков за поддержку.

— Эта победа придаст уверенности в личных гонках?

— Конечно, уверенность пришла, потому что после Эстерсунда совсем поник. Здесь понял, что можно бороться. В Хохфильцене поработал очень хорошо. Это не может не радовать. Думаю, что если справлюсь со стрельбой на третьем этапе в Поклюке, то все будет хорошо.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...