Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Когда Рязанов работал на съемочной площадке, целый день ничего не ел»

Ирина Купченко, Инна Чурикова и Роман Карцев — о том, что осталось за кадром знаменитых фильмов
0
«Когда Рязанов работал на съемочной площадке, целый день ничего не ел»
Фото: Алексей Кондрашкин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Известный советский и российский режиссер Эльдар Рязанов скончался в больнице в Москве в возрасте 88 лет. По просьбе «Известий» актеры, снимавшиеся в фильмах Рязанова, рассказали интересные истории из жизни режиссера и вспомнили самые яркие моменты совместной работы с ним.

Ирина Купченко: «Когда снимали сцену погони в «Старых клячах», Рязанов остановил съемку только в тот момент, когда отвалился глушитель»

Эльдар Александрович умел создать на площадке удивительную атмосферу света и приключений. Он был очень добрым человеком, обладал необыкновенным чувством юмора, а еще он был очень подвижным и заводным. И он умел вовлечь всех в это свое позитивное настроение.

Первый раз я у него снималась в фильме «Забытая мелодия для флейты», а во второй — в «Старых клячах». Так получилось, что все актрисы (помимо Ирины Купченко главные роли играли Лия Ахеджакова, Людмила Гурченко, Светлана Крючкова. — «Известия») у него уже не раз играли раньше, поэтому они все были старыми друзьями — знали все его привычки, подшучивали друг над другом. Но даже мне, хотя я знала его меньше, было с ним легко, словно мы уже много лет были знакомы. На съемках «Старых кляч» он всё время думал: как играть? Есть же разный стиль игры, а это ведь гротескная приключенческая комедия. Он долго искал манеру для каждой из четырех главных героинь — таких разных актрис. Да и сам фильм был тяжелый — со множеством съемочных объектов, технических сложностей.

Помню, снимали мы сцену погони — мы едем в машине и спасаемся от преследования. Лия Ахеджакова была за рулем, а я сидела рядом. А машина — раритетная, старая такая колымага. Причем сцену погони снимали на Кутузовском проспекте, среди обычного дорожного движения — чтобы не собирать массовку. Мы ехали, и все от нас шарахались. Машина пищит, тарахтит, Лия за рулем закрывает глаза, а я ей кричу: «Только не закрывай глаза!». И тут от нашей машины начали отваливаться одна за другой разные детали. Мы кричим Рязанову: «Эльдар Александрович, останавливайте съемку!». А он в ответ: «Нет, подождите! Остановлю, когда отвалится глушитель». И действительно, съемка остановилась, когда у нас отвалился глушитель. Рязанов, как любой режиссер, — а они все дикие же люди — думал только о съемках. Но мы его всё равно любили и всё ему прощали.

Роман Карцев: «Во время работы на съемочной площадке Рязанов за весь день мог съесть всего два бутерброда»

Во время съемок Рязанов придумывал на ходу, с ним было очень интересно работать. Кстати, когда он работал на съемочной площадке, целый день ничего не ел: два бутерброда мог съесть за весь день. Удивительно! Я иногда что-то ему приносил — я вообще любил подкармливать артистов и съемочную группу. Однажды Рязанов был у меня дома. Моя жена приготовила чисто одесский обед — от фаршированной рыбы и, как говорится, «до забора». Он был в восторге, потому что никогда не ел такого. А я бывал у него на даче. У него всегда собиралась интересная компания, были очень хорошие друзья — Александр Ширвиндт, Григорий Горин, Зиновий Гердт.

Рязанов был очень жестоким профессионалом, кино он всегда снимал серьезно. Хотя он, конечно, позволял импровизировать. Я даже в фильме «Предсказание» придумал конечную фразу в сцене, где мой герой, антикоммунист, приходит к Горюнову, которого играл Олег Басилашвили. В конце сцены по сюжету моего героя прогоняют. И, когда снимали сцену, я, выходя из дверей, закричал: «Интеллигент вонючий!». Рязанов очень долго смеялся и оставил эту фразу.

Сцена с полетом жука в «Старых клячах», когда актер всё крушит в зале, изначально задумывалась иначе. На самом деле в процессе съемок случилась жуткая авария — актер, игравший жука, мог вообще погибнуть. Он должен был лететь нормально, но что-то в снаряжении отказало и он врезался в балкон и сбил его. По сценарию такого не было.

Инна Чурикова: «Рязанов был прекрасным поэтом, и когда он читал свои стихи, невозможно было не заслушаться»

В Эльдаре Рязанове было столько нежности, доброты. У него единственного был такой острый взгляд в профессии и светлый, незамутненный ум. Ведь почти все его картины — шедевры. На площадке он был очень требовательным, но при этом по-настоящему любил актеров. А какие замечательные стихи он писал! Мало кто знает, но Рязанов — прекрасный поэт, и когда он читал свои стихи, в том числе на съемочной площадке, невозможно было не заслушаться.

Мы дружили. В жизни он мог быт разным: задумчивым, иногда молчаливым, иногда разговорчивым, и всегда — потрясающе остроумным. Он был очень глубоким и думающим человеком. А еще он был очень отзывчивым человеком. Помню, он как-то устраивал вечер, посвященный выходу нашей очередной картины, а накануне он поскользнулся в бассейне, упал и сильно ушибся. Но всё равно пришел и блестяще говорил, потрясающе провел вечер. У него вообще был и ораторский талант, он удивительно говорил. И только в конце вечера его жена Эмма нам рассказал про его ушиб, никто из нас даже не догадывался. Настолько он был честен — если он должен был что-то сделать, он это делал, несмотря ни на что.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...