Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Зашедший в тупик диалог по поводу выплаты украинского долга России неожиданно подал признаки жизни. Российский президент Владимир Путин обнародовал свой вариант решения проблемы, предложив Украине не платить полностью $3 млрд в декабре 2015 года, а выплачивать по $1 млрд в течение 2016–2018 годов. Как подчеркнул российский лидер, таким образом страна не просто согласились реструктурировать украинский долг, но предложила лучшие условия, чем Россию просил Международный валютный фонд.

То, что слова президента РФ не просто его личная инициатива, а результат неких переговоров России с МВФ, подтвердило и последовавшее сразу же за этим официальное заявление фонда. Там предложение Российской Федерации назвали позитивным шагом и призвали правительства России и Украины обсудить детали.

И в данном случае вовсе не важно то, что в украинском минфине ни о чем подобном даже не слышали. Очевидно, здесь, как и во многих других случаях, Запад и Россия предпочли договориться в украинском вопросе напрямую, минуя не приспособленный к переговорам Киев. Можно также не сомневаться, что последнее слово в этой ситуации будет не за украинским правительством, а за Международным валютным фондом. Если там посчитают, что Украина должна принять условия России, реструктуризация украинских бондов состоится на условиях Кремля. А МВФ такой вариант выгоден, так как он даст фонду возможность не переписывать свои правила специально под Украину. Ведь, согласно им, МВФ не может кредитовать заемщиков, допустивших дефолт по суверенным обязательствам.  

Выгоден ли вариант, предложенный Владимиром Путиным, для Украины и России? На этот вопрос сложнее дать однозначный ответ. Украинскому правительству, не раз гордо заявлявшему, что Россия никогда не получит более выгодные условия, чем коммерческие кредиторы, будет в данной ситуации действительно непросто «сохранить лицо». Напомню, все кредиторы, кроме РФ, согласились на списание 20% от основной суммы долга Украины и 4-летнюю отсрочку выплат. И в Киеве очень хотели, чтобы и Россия приняла те же условия, что и частные американские фонды. С другой стороны, и в России найдется немало тех, кто хотел бы «додавить» Киев, потребовав уплатить долг в полном объеме уже в декабре. Особенно после всех тех воинственных заявлений, звучавших в последние полтора года с днепровских холмов.

Однако если никто не сможет объявить достигнутый компромисс своей победой, это не значит, что компромисс неприемлем. Скорее, наоборот. У Украины ведь очевидно нет денег, чтобы рассчитаться уже в этом году, но выплачивать по миллиарду в течение трех лет она сможет. С другой стороны, и России не выгодно ни новое обострение отношений с Западом на фоне потепления отношений, заметного в последние дни, ни новые проблемы для и так дышащей на ладан украинской экономики.

Впрочем, кроме выхода из казалось бы безвыходной ситуации здесь важны и другие, не столь очевидные моменты. Так, предложение России, сделавшей первый шаг навстречу Украине, нанесло оглушительный удар по культивируемой украинскими радикалами картине мира, в которой Россия является врагом Украины. В стране многие внезапно вспомнили, что, несмотря на политическое противостояние, именно Россия поставляла всё это время Украине газ и электроэнергию. И что Россия не потребовала в прошлом году погасить долг досрочно, хотя имела на это право по условиям предоставления кредита, фактически спасши страну от полномасштабного дефолта. А такое отрезвление, без сомнения, пойдет украинцам на пользу.

Но самое важное в прозвучавших предложениях то, что урегулирование вопроса долга путем прямых переговоров между правительствами двух стран на приемлемых для всех условиях дает шанс на урегулирование и других спорных моментов. И очень хотелось бы, чтобы политики этим шансом воспользовались.

Комментарии
Прямой эфир