Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Турецкий «Мустанг» выиграл Гран-при кинофестиваля «Край света»

В числе призеров пятого сахалинского киносмотра — «Тряпичный союз» Михаила Местецкого
0
Турецкий «Мустанг» выиграл Гран-при кинофестиваля «Край света»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Мустанг» турецкого режиссера Дениз Гамзе Эргювен получил главный приз кинофестиваля «Край света» — история пятерых девочек в тисках деревенского патриархата покорила жюри во главе с классиком иранского кино Мохсеном Махмальбафом. Официальная формулировка награды гласит: «За цельное высказывание о важности свободы молодых женщин в Азии и за пульсирующую энергию реальной жизни в кино». Все пять актрис — Гюнес Сенсой, Доге Догуслу, Элит Исчжан, Тугбе Сунгурулу и Илайде Акдоган — также удостоены спецприза жюри.

Целых три награды увезут с собой создатели фильма «Тряпичный союз» о современных городских партизанах — за лучшую режиссуру (Михаил Местецкий), лучшую мужскую роль (как и на минувшем «Кинотавре», награду разделили все четыре актера — Василий Буткевич, Александр Паль, Павел Чинарев и Иван Янковский), а также приз почетного президента фестиваля Аллы Суриковой. Два других фильма-лауреата — корейский «Конец зимы» (лучшая актриса — Ли Санг-Хе) и «Москвич», любовь моя!» армянского режиссера Арама Шахбазяна.

Женщина в беде

Тяжелая женская доля — едва ли не главный мотив всей конкурсной программы «Края света» этого года, начиная с фильма-победителя «Мустанг» режиссера Дениз Гамзе Эргювен, турчанки по происхождению, но давно живущей во Франции. Пять разновозрастных сестер возвращаются на каникулы из города в деревню и шокируют своих патриархальных родственников своими широкими взглядами на жизнь. Дерзкие речи, любовь к футболу, запретные мысли о красивых мальчиках — такого старомодная родня стерпеть не может, и вот белый-белый дом, утопающий в деревьях, начинает обрастать железными решетками, а несовершеннолетних девушек одну за другой насильно отдают замуж. Драма взросления превращается в драму о борьбе за свободу.

«Мустанг» еще путешествует по кинофестивалям, но день национальной премьеры близится, и шуму будет много. Вопреки общему консервативному уклону современной Турции фильм обжигающе откровенен и бескомпромиссен в своей критике догматизма. Но самое главное, что это очень ладно скроенное и смешное кино — улыбка сойдет с лица только ближе к финалу, когда придет черед ронять скупые слезы. На счету «Мустанга» кроме сахалинского Гран-при приз каннского «Двухнедельника режиссеров» и главный приз Одесского кинофестиваля. В России картина должна выйти в прокат уже в октябре.

Далее в программе — индийская женщина покидает родную деревню в поисках мужа, который ушел на заработки и не вернулся («Покер на костях»); дружбу двух подружек разрушает прозаический воздух Китая накануне экономического бума «нулевых» («Нэчжа»); жена рыбака в Калмыкии хочет уйти из семьи, но ее упреждает случайная смерть мужа («Чайки»); католическая монахиня едет по миссионерским делам на Тибет и заново открывает для себя Бога («Спасение»). В центре внимания всех картин — столкновение традиционного и современного укладов, Востока и Запада, амбиций и исторических корней — идеальный выбор для зрителя Сахалина, российского острова на самом краю страны.

Самый безумный фильм из этой «женской» серии — «Стоп» корейского мэтра Ким Ки Дука, который решил разок побыть Дэвидом Линчем. Землетрясение вызывает аварию на АЭС «Фукусима-1» (реальная катастрофа, случившаяся в 2011 году). Молодая семья, живущая неподалеку, получает дозу радиации, и беременная девушка становится перед выбором — оставить ребенка и смириться с возможной мутацией или сделать аборт. Критикуя мирный атом с экологистских позиций, Ким Ки Дук пошел на крайнюю меру — весь фильм представляет собой бесконечный, липкий кошмар, полный абсурда и какого-то уж совсем черного юмора. Чтобы этот сон прекратить, не жаль обесточить и целый город. «Стоп», наверное, самый малобюджетный проект в карьере режиссера, снят почти без денег буквально за неделю с минимальной съемочной группой буквально на коленке, что только усиливает общее ощущение балагана.

Синефилию в массы

Открытие фестиваля 21 августа едва не поставил под угрозу плотный сахалинский туман — значительная часть делегации, включая программного директора Алексея Медведева и председателя жюри Мохсена Махмальбафа, застряла на соседнем острове Итуруп и едва поспела к сроку. Градус напряженности подбавил приезд премьер-министра Дмитрия Медведева, который как раз в этот день сделал остановку на острове в рамках своего путешествия по Дальнему Востоку. 

На зрителе организационные сложности никак не отразились — показы начались вовремя, залы по-прежнему были полны, и надо сказать, такое стабильно высокое посещение — большая редкость для региональных фестивалей. С каждым годом уровень программы усложняется, в конкурсе и вне конкурса показывается всё более необычное кино, но проплешин в зрительских рядах пока невидно. Судя по разговорам в очередях и у фестивального магазинчика, люди специально берут отпуска, чтобы посмотреть как можно больше картин, приезжают на фестиваль из соседних городов. Подобную реакцию вызывал когда-то Московский кинофестиваль, но это было давно, еще до эпохи торрентов.

Помимо основного конкурса, «Край света» показал порядка ста картин. Это и главные фестивальные хиты сезона, многие из них еще не добрались до Москвы (например, каннские премьеры — «Убийца» Хоу Сяосяня, «Горы могут уйти» Цзя Чжанкэ, «Сокровище» Корнелиу Порумбойю). Это и документальные фильмы — шокирующий «Взгляд тишины» Джошуа Оппенхаймера о последствиях геноцида в Индонезии, лауреат «Оскара» «Гражданин четыре» Лоры Пойтрас об Эдварде Сноудене, «Дэвид Боуи: Пять лет» Френсиса Уотли о великом рок-музыканте и многие другие. Были еще и анимационные программы — от совсем детской (программа «Пык-пык-пык» Ларисы Малюковой) до экспериментальной («Дефрагментация» Марии Терещенко).

Словом, сделано было всё, чтобы интересующийся житель города Южно-Сахалинска смог поддержать разговор с любым киноманом столицы и даже заткнуть за пояс — где еще у нас в стране можно было увидеть, например, последний фильм Мохсена Махмальбафа «Президент», снятый в Грузии на грузинском языке? Были бы еще авиабилеты подешевле, чтобы эта встреча москвича и сахалинца стала более вероятной. 

Комментарии
Прямой эфир